Берлинале-2018: Дневник 21 февраля
Cinemaholics Team,

21 февраля, помимо блестящего триллера от Стивена Содерберга, снятого на айфон, мы посмотрели самый спорный фильм фестиваля, а также ленту о теле и душе (нет, не ту самую).


Моего брата зовут Роберт, и он идиот / My Brother's Name Is Robert and He Is an Idiot / Mein Bruder heißt Robert und ist ein Idiot
Competition, реж. Филипп Гренинг, в ролях: Йозеф Маттес, Джулиа Занге, Урс Юккер, Штефан Конарске, Зита Аретц

Как говорится, утро начинается не с кофе. Очередной день Берлинского кинофестиваля встретил нас фильмом, который умудрился собрать в себе все самые ужасные стереотипы об авторском фестивальном кино и при этом понравиться международному жюри прессы. Лента рассказывает о близнецах Роберте и Елене, которые проводят свои выходные в полях около местной заправки: первые два с половиной часа они монотонно гуляют на фоне живописных пейзажей, цитируют Хайдеггера (что он вам сделал?!) и ведут долгие бессвязные беседы, а в последние 30 минут, до которых, кстати, дотерпели далеко не все журналисты, внезапно начинают творить беспредел с убийствами, инцестом и прочими милыми вещами. И хотя вот эта последняя часть вне контекста может звучать интересно, стоит помнить, что снят фильм невероятно претенциозно и с самым серьезным выражением лица.

my-brothers-name-is-robert-and-he-is-an-idiot-mein-bruder-heibt-robert-und-ist-ein-idiot-2

Но зато с картиной связана одна из самых смешных ситуаций за весь фестиваль: примерно на середине показа, посреди одной из многочисленных затянутых сцен, голос на немецком внезапно объявил, что курить в зале запрещено. Часть аудитории, понимающая немецкий, зашлась в диком хохоте, а остальные начали суетливо спрашивать у соседей, что все это значит. Далеко не каждый из них понял, что голос не был частью фильма.


Не в себе / Unsane
Out of competition, реж. Стивен Содерберг, в ролях: Клэр Фой, Джошуа Леонард, Джуно Темпл, Эми Ирвинг

К превеликому счастью после утреннего разочарования своим ликом фестиваль осветил Стивен Содерберг, приехавший с фильмом «Не в себе» — психологическим триллером, полностью снятым на IPhone. Скрываясь от навязчивого преследователя, Сойер Валентайн переезжает в другой город, но даже там ей везде мерещится этот жуткий человек. Не видя других решений проблемы, девушка обращается к психиатру, который, с помощью несложных бумажных манипуляций, помещает ее в клинику для душевнобольных. Сойер такому повороту событий не очень рада — перспектива провести несколько дней в обществе не самых ментально стабильных людей, скажем прямо, не самая радужная, так еще и один из санитаров подозрительно похож на человека, которого она видит в своих самых худших кошмарах.

U_00071_R.0-1

Даже если абстрагироваться от технической части работы Содерберга, «Не в себе» все равно остается образцом большого жанрового кино, которое в последнее время, прямо скажем, переживает кризис. Избегая все самые пошлые очевидные приемы вроде скримеров и неожиданных поворотов ради неожиданных поворотов, фильм рассказывает простую, но по-настоящему пугающую историю, главным героем которой, если подумать, мог быть каждый из нас.

Подробнее — в нашей рецензии.

На пресс-конференции картины мы спросили у Стивена Содерберга о преимуществах и недостатках съемки фильма на айфон. Главными плюсами режиссер назвал возможность разместить линзы на любом расстоянии и охватить нужный кадр, а единственным минусом — чувствительность телефона к любым вибрациям. Также Содерберг признался, что снимать на айфон ему понравилось намного больше, чем на обычную технику, и он не уверен, что сможет вернуться к традиционному методу: уже на следующей неделе он начинает новые съемки в Нью-Йорке — и тоже на телефон. Актер Джошуа Леонард отметил, что при съемках на телефон не приходится на три часа уходить пить кофе в ожидании настройки громоздкого оборудования — соответственно, процесс проходит намного быстрее (Содерберг снял Unsane за две недели), а ты не теряешь настрой и не выпадаешь из образа.

Также Стивен много шутил: когда ему задали вопрос про оператора фильма, режиссер отметил, что тот не слишком разговорчив (оператором выступил сам Содерберг под псевдонимом). Журналистка, задавая вопрос про «Секс, ложь и видео», сказала, что с это картины началась ее взрослая жизнь, на что режиссер ответил: «Моя тоже». Но наиболее увлеченно Содерберг на пресс-конференции рассуждал о новых технологиях: «Сейчас восхитительное время для того, чтобы снимать фильмы — пропасть между безумием идей и возможностью их реализовать исчезает».


Не прикасайся / Touch Me Not
Competition, реж.: Адина Пинтилие, в ролях: Лора Бенсон, Томас Лемаркус, Дирк Ланге, Ирмена Чичикова

Недолго музыка играла, недолго синемаголик танцевал. После того, как мы с трудом отошли от великого, пришлось возвращаться на землю. На земле в это время как раз показывали румынскую картину Touch Me Not про женщину средних (или, скорее, чуть больше, чем средних) лет, которая в долгих разговорах и наблюдениях за разными людьми пытается отыскать свою собственную сексуальность, запрятанную где-то глубоко внутри под плотной защитой навязанных обществом предубеждений и табу.

2-w-993-q-high-c-0.bild

В среде кинематографистов есть одно золотое правило, касающееся того, как следует строить повествование в своих работах. Звучит оно следующим образом: «Показывай, не рассказывай». Так вот Touch Me Not делает все наоборот. В фильме есть много действительно колоритных персонажей, которые порой даже говорят занимательные вещи, но все это похоже скорее на социальную рекламу о том, как круто и правильно любить свое тело, нежели на полноценную игровую ленту.