«Это одно из самых больших сожалений в моей карьере»: Квентин Тарантино рассказал об аварии во время съемок «Убить Билла»
Cinemaholics Team,

После публикации интервью Умы Турман, в котором она рассказала об инциденте, произошедшем на съемках фильма «Убить Билла», Голливуд ополчился на Квентина Тарантино. В интервью DEADLINE режиссер рассказал свою версию событий.

Квентин Тарантино: Я помню этот день очень отчетливо. Это был один из последних съемочных дней, и до какого-то момента все было прекрасно. Последний кадр, который нам нужно было снять, — это кадр с едущим автомобилем. Действие происходило в странной и сомнительной мексиканской забегаловке, и это было в каком-то смысле захватывающе.

Я услышал от продакшн-менеджера, Беннета Уолша, что Ума беспокоится по поводу съемки кадра с вождением. Никто из нас вообще не считал, что это будет каким-то трюком. Ведь это было просто вождение автомобиля. Может быть, изначально нам следовало волноваться, но мы не стали. Когда это дошло до меня, я, конечно, закатил глаза, ибо это просто раздражало. Но я также уверен, что в тот момент вовсе не был в ярости или сердит. Я решил не идти в трейлер Умы, чтобы торговаться с ней или кричать, заставляя сесть в машину. Я могу представить себе сейчас, как тогда закатывал глаза и думал, что мы потратили все наши деньги, чтобы взять ручную коробку Karmann Ghia и переделать передачу у машины только ради одного кадра. Все, кто знал Уму, понимал, что идти сейчас в ее трейлер и орать на нее — это совершенно не выход. Это, несомненно, плохая тактика, и на тот момент я снимал фильм с ней уже целый год, поэтому я бы никогда не отреагировал так.

Вместо этого я выслушал все ее сомнения. И несмотря на то, что мы устроили все для этого кадра, я сидел и молча слушал это. Затем я сделал следующее: я поехал по этой дороге вперед, она была однополосная с листвой с обеих сторон. Я проехал чуть дальше, надеясь, что там вести машину Уме будет легче и безопаснее. Поэтому я проехал по этой части дороги, думая, что все должно быть хорошо. Это был абсолютно прямой путь. Не было никаких странных ям, никаких рытвин, никаких едва видных неровностей. Вообще ничего подобного.

У Умы есть водительские права. Я знал, что она неуверенный водитель, но ведь у нее были права. Когда я закончил с проверкой дороги, то был очень рад, считая, что она точно сможет проехать, это не составит ей труда. Ее визажист, Илона Херман была там. Я совершенно не был зол, я, наоборот, улыбался. Я сказал: «О, Ума, все будет в порядке, ты точно сможешь сделать это. Это дорога ровная. Ты сейчас садишься в машину на пункте номер один и едешь к пункту два, ты справишься»

DEADLINE: Разве она не должна была ехать быстро?

Тарантино: Она должна была ехать примерно 30-45 миль в час, просто для того, чтобы ее волосы развевались. Из-за листвы с обеих сторон дороги, казалось бы, что она едет не 35, а все 60 миль.

Я пришел к ней радостный, рассказывая, что она точно справится, ведь там прямая и ровная дорога. Ума ответила мне «окей», потому что она поверила и доверилась мне. Я сказал ей, что все будет хорошо и безопасно. И на самом деле так не было. Я ошибался. Но я не заставлял ее садиться в машину, она села туда, потому что доверяла и верила мне.

Именно поэтому было решено, что она сядет в машину. Я не слышал ничего от парня, который занимался транспортом, о том, что машина неисправна. Было бы странно, если бы он сказал мне такие вещи, потому что он ответственен за доставку безопасного транспорта. Случись что, то он должен был бы передать это главному ассистенту режиссера, менеджеру или продюсеру. Ума была почти готова, я тоже был готов после моей поездки и разговора с ней. Я приехал и потом начал задаваться вопросами. Будет ли это нормально, если машина будет ехать в противоположном направлении? Освещение будет лучше, так как это был конец дня. Я задумался над этим и решил, что надо направить машину с востока на запад. Может ли она ехать с востока на запад? Это не повлияло бы на кадр. Я не видел, как это могло повлиять на что-то вообще. Ровная дорога есть ровная дорога. Мы поменяли наш первый пункт, потому что машина должна была ехать в противоположном направлении по пути, откуда я ехал.

b

DEADLINE: Ты проверил дорогу только в одну сторону, а она поехала в обратную. В кадре мне показалось, что перед тем, как врезаться в дерево, там был изгиб дороги.

Тарантино: Да, именно. Я считал, что это прямая дорога и совершенно не думал, что мне придется проезжать дорогу снова, чтобы удостовериться, что она одинаковая везде. Опять же, я сожалею об этом больше всего в жизни. Будучи режиссером, ты учишься разным вещам и иногда ты учишься на своих ужасных ошибках. Это была как раз-таки одна из таких ужасных ошибок: я не уделил время тому, чтобы проверить дорогу еще один раз и увидеть то, что я в итоге увидел.

Она появилась на съемочной площадке в хорошем настроении. Мы сняли этот кадр, и она врезалась. Сначала никто толком не понял, что случилось. После аварии, когда Ума попала в больницу, я испытывал вину из-за произошедшего. Я пошел по дороге в обратном направлении...Я не знаю, как прямая дорога превратилась в извилистую. Там был небольшой изгиб, который выглядел как дорожная развилка. Но когда идешь в обратную сторону, оно так не выглядело. Может быть, в противоположном направлении так казалось из-за оптической иллюзии. Есть небольшой поворот, и если вы посмотрите на кадры, то там видно, как она теряет контроль. Она едет и думает, что это прямая дорога, и, насколько она может видеть, это действительно прямая дорога. И тогда появляется этот небольшой изгиб, и она совершенно не готова к этому. Именно из-за этого изгиба машина вышла из-под контроля.

DEADLINE: Как вы чувствовали себя, когда увидели, что звезда вашего фильма попала в аварию?

Тарантино: Просто отвратительно. Смотреть, как она пытается справиться с управлением машины...Вспоминать, как я убеждал ее, что это безопасно, и она сможет проехать, подчеркивая, что это прямой путь, прямая дорога... И тот факт, что она мне поверила, и я наблюдал, как внезапно появился этот изгиб дороги. И как из-за него ее машину начало заносить. Это было душераздирающее зрелище. Помимо того, что это было одно из самых больших сожалений в моей карьере, это было одно из самых больших сожалений в моей жизни. По многоч причинам.

DEADLINE: Ты можешь уточнить?

Тарантино: Это очень сильно повлияло на мои отношения с Умой. Конечно, наше отношение не прекратилось совсем, но доверие было подорвано. Я хотел, чтобы она сделала все возможное, и мы пытались позаботиться о ней. Она не пострадала.

Когда большой трюк идет не так, ты понимаешь, во что влип. Такая маленькая вещь выходит из-под контроля, и ты пытаешься снять это практически с угрозой смертельной опасности для актера. В итоге ты понимаешь, что есть очень много вещей, которые могут навредить. На дороге было больше песка и меньше грязи, чем мы ожидали. Мы изменили направление и это, безусловно, была плохая идея — сделать так без проверки. Я думаю, что, в конечном счете, это и есть причина, по которой она разбилась.

Публикация в инстаграм Умы Турман:

Квентин Тарантино глубко сожалеет о случившемся, и он помог мне достать запись аварии, чтобы я могла открыто сказать о прозошедшим, хоть уже и не надеюсь на правосудие.

i post this clip to memorialize it’s full exposure in the nyt by Maureen Dowd. the circumstances of this event were negligent to the point of criminality. i do not believe though with malicious intent. Quentin Tarantino, was deeply regretful and remains remorseful about this sorry event, and gave me the footage years later so i could expose it and let it see the light of day, regardless of it most likely being an event for which justice will never be possible. he also did so with full knowledge it could cause him personal harm, and i am proud of him for doing the right thing and for his courage. THE COVER UP after the fact is UNFORGIVABLE. for this i hold Lawrence Bender, E. Bennett Walsh, and the notorious Harvey Weinstein solely responsible. they lied, destroyed evidence, and continue to lie about the permanent harm they caused and then chose to suppress. the cover up did have malicious intent, and shame on these three for all eternity. CAA never sent anyone to Mexico. i hope they look after other clients more respectfully if they in fact want to do the job for which they take money with any decency.

Публикация от Uma Thurman (@ithurman)

Перевод: Дарья Яфанова