«Рэмпейдж»: Здравствуй, мальчик Бананан
Maria Remiga,

Rampage / Рэмпейдж
Режиссер: Брэд Пейтон
В главных ролях: Дуэйн Джонсон, Наоми Харрис, Малин Акерман, Джеффри Дин Морган, Джейк Лэси
Дата премьеры в РФ: 12 апреля

Приматолог Дэвис Окойи (Дуэйн Джонсон) живет по принципу «чем больше узнаю людей, тем больше люблю обезьян». Бывший спецназовец, Дэвис — парень разочарованный, судьба его поелозила лицом о неструганный стол, поэтому время Окойи предпочитает коротать в обществе человекоподобных зверушек. Особенно он подружился с гориллой-альбиносом Джорджем, которого когда-то доблестно спас от браконьеров. Джордж очень умный, знает язык жестов (в том числе и неприличных) и, до кучи, — единственный оставшийся представитель своего рода на Земле.

И жить бы мы им поживать, да вот случается беда: с неба падают образцы результатов опасного генетического эксперимента, которые раздувают животных до невероятных размеров, делают их агрессивными и наделяют всякими суперспособностями. Джордж становится первой жертвой этих неприятных колб и с громким ревом вырывается из клетки в даль. До Окойи тем временем добирается выгнанная за хулиганство из хищной корпорации генная инженерка Кейт (Наоми Харрис). Девушка когда-то все это придумала, чтобы спасти брата, но ее руководство в лице альфа-дамы Клер (Малин Акерман в гриме Мелании Трамп), разумеется, решило нажиться на изобретении, попутно пустив по звезде недоумевающую фауну. Как результат, по Америке беснуется несколько несусветных тварин, спецслужбы готовят бомбы, а Дэвис и Кейт с горящими пятыми точками несутся спасать человечество.

У «Рэмпейджа» были все данные, чтобы стать образцовым баблгамом, главным guilty pleasure сезона, от которого закладывает уши. Дуэйн Джонсон играет ученого — уже смешно. Города и села валят в щепки сразу несколько диковинных гигантов — отлично, больше боли и разрушений! Сценарий писали настолько преданные своему делу люди, что любое отклонение от канонов жанра явно воспринималось как личное оскорбление. Бум, бабах, тыдыщ. Вертолеты падали вниз стремительным домкратом. Посмотрите, это Скала, он пришел сюда жевать жвачку и надирать задницы. Но жвачка у него уже закончилась.

Тем удивительнее, что в итоге получилось. Сделать пресной картину, где Дуэйн Джонсон и огромная слетевшая с катушек горилла вершат справедливость посредством стирания Чикаго в порошок — это, конечно, нужно особый талант иметь. Поневоле начинаешь сетовать, что искусство на пятерку делать «плохие» фильмы, от которых звон в голове и стыдная улыбка на лице, отходит в прошлое. Для такого кино важны ритм и абсолютное отсутствие стыда, и Пейтон, вроде бы, начинает за здравие (шутки за триста, замечательно снятый затылок Скалы, кровавый экшн в лесу), но вскоре начинает поддавать пафоса, растягивать действие и приплетать некое подобие месседжа.

C4Z3HX7A4FGAHCMFQOLFKEURTE-1

Твори добро, люби зверей, верь в дружбу, все понятно, спасибо. «Рэмпейдж» достаточно лихо задуман, Скала, опять-таки, будто рожден для таких ролей, и всегда приятно посмотреть, как он пытается дать молодого Шварценеггера, но только, только этого мало. Здесь, наверное, нужно было либо идти ва-банк и совсем терять тормоза, впрыскивая в фильм больше денег, насилия, кишок, дуболомных гэгов, цифровых монстров, либо делать серьезные щи и ваять гуманистический блокбастер с важным эко-посланием. Картину так лихорадит между двумя этими полюсами, что по итогу остается странное ощущение, будто почти два часа наблюдал за взрывом на кладбище потенциала.