«Окно в Европу-2019». Фестивальный дневник, часть 2
Даша Постнова,

В программе фестиваля «Окно в Европу» наконец-то начали появляться достойные картины. Рассказываем о новой снятой на айфон ленте Бориса Гуца («Фагот»), потерявшем режиссера «Элефанте» и парочке фильмов, которых нужно остерегаться под страхом смерти.


Сквозь черное стекло
реж. Константин Лопушанский

000000000000black
Кадр из фильма / «Окно в Европу»

Слепая девушка живет в интернате и хочет уйти в монастырь, но тут поступает предложение поинтереснее: какой-то богатый мужчина хочет оплатить ей операцию на глаза — разумеется, в обмен на женитьбу и любовь до гроба.

Обязательно запомните название этого фильма, и если где-то его услышите, хватайте детей и срочно эвакуируйтесь. Конечно, синопсис, заканчивающийся строчкой «Этот дар открывает героине жестокую правду жизни…» как бы намекал (даже не беря в расчет то, что многоточие в конце описаний давно пора запретить на законодательном уровне).

Первый час — настолько плохо, что в качестве спасения можно хохотать до слез, но второй час — знаете, теперь есть теория, что в фильме «Птичий короб» люди, совершавшие мгновенное самоубийство, именно этот фильм видели перед собой. В течение какого-то времени (первых минут пятнадцати) ленте удается притворяться осознанно отвратительной, но все остальное время создатели фильма отчаянно стараются разбить зрителю голову об реальность — и им абсолютно плевать, что показанную ими реальность видят только они.


Смерть нам к лицу
реж. Борис Гуц

00000000000000borya
Кадр из фильма / «Окно в Европу»

У Маши обнаружили рак, она категорически отказывается принимать жалость, выбирает цвет гроба и всячески шутит над болезнью. Ее муж Петя пытается собрать деньги на лечение, всячески старается ее поддержать и не сойти с ума. Третий фильм Бориса Гуца (после «Фагота» и «Арбузных корок»), вновь снят на айфон и такой способ съемки идеально подходит истории. В итоге получилась трогательная и смешная комедия-мокьюментари, основанная на личных эмоциях борьбы режиссера с тяжелым диагнозом. При обилии самых разных фильмов про рак, шутку про «метастазики в тазике» еще никто не употреблял.


Элефант
прод. Алексей Гуськов, Сергей Сельянов

00000000000okno
Кадр из фильма / «Окно в Европу»

Если вкратце, то фильм о том, как Фредерик Бегбедер (да) уговаривает Алексея Гуськова написать продолжение детской книги в обмен на пересадку сердца. Гуськов неожиданно органично смотрится в роли циничного и острого на язык писателя, есть несколько хороших шуток, но в целом фильм быстро и верно скатывается в какую-то социальную рекламу с посылом «посмотрите-как-герой-превратился-из-мудака-в-человека-с-душой» и нелепым уходом в закат.


Седьмой пробег по контуру земного шара
реж. Виталий Суслин

00000000000000000000seven
Кадр из фильма / «Окно в Европу»

Наблюдение за отрезком из жизни провинциального художника/охранника Михаила: кража металлолома с собственной работы, потеря работы, попытка найти новую, попытка найти деньги на коляску новорожденной внучке, попытка продать картины. Чтобы досмотреть этот фильм, необходимо терпение, но это одна из лучших лент фестиваля. Затянутость отчасти оправдана сюжетом (или его почти полным отсутствием) — это история без начала и конца. Убедительная работа главного актера (Александр Карнаушкин), невероятная точность в изображении жизни и жителей провинции, несколько по-настоящему душераздирающих сцен.


Печень
реж. Иван Снежкин

00000000000000liver
Кадр из фильма / «Окно в Европу»

Очередная проходная комедия с наборов очень смешных расистских, сексистских и гомофобных шуток. 90-е изображены как время, в которое убивали людей и все бегали абсолютно голые — если вы не поняли этот намек в течение фильма, на титрах звучит та самая песня Монеточки.


Как мы захотим
реж. Владимир Козлов

000000-----wewan
Кадр из фильма / «Окно в Европу»

Катя и Паша — студенты из ближнего Подмосковья. Однажды на вечеринке в андеграундном московском клубе у них возникают разногласия с сотрудниками полиции. Удается сбежать, но наутро проблемы продолжаются.

Конечно, стоит отдать режиссеру должное за желание сделать смелое высказывание на тему полицейского произвола и за крутого женского персонажа (на данном кинофестивале это, к сожалению, редкость). Решение не запикивать мат, а полностью выключать звук становится отдельным и очень удачным художественным приемом — особенно в открывающей сцене в клубе, где песни ритмично прерываются каждые десять секунд. Но в целом, к сожалению, смотреть это невозможно: двадцать минут неоправданной жестокости, сорок минут хождения за героиней по Москве, монотонно и без выражения зачитывающие свои реплики актеры.