Обзор критики: «Грех»
Мария Ремига ,

Грех / Il peccato
Режиссер: Андрей Кончаловский
В главных ролях: Альберто Тестоне, Якоб Диль, Франческо Гаудиелло, Адриано Кьярамида
Дата премьеры в РФ: 14 ноября

Разговоры с Богом — так в какой-то мере можно охарактеризовать новейший период творчества Андрея Кончаловского. В предыдущем своем фильме, «Рай», он обращался к нему чуть ли не напрямую, в новой картине «Грех» исследует природу отношений Всевышнего и художника.

Формально лента посвящена жизни скульптора и художника Микеланджело Буонарроти. «Я хотел передать не только сущность фигуры Микеланджело, но и запахи, цвета и колорит той эпохи» — так режиссер говорит о своей новой картине. Главную роль в фильме исполнил итальянский актер Альберто Тестоне («Помни обо мне», «Пазолини, скрытые истины»), а мировая премьера ленты символично состоялась на закрытии Римского фестиваля.

Критиканство: 71 %

Андрей Плахов, Kommersant.ru

Это и впрямь антитеза «Андрею Рублеву», пропитанному языческой чувственностью и пронзаемому мистическими озарениями. Рублев питается соками земли, но при этом возвышен над ней и почти невесом в своей духовности. А вот герой «Греха» в земной грязи просто купается. Он десакрализован, лишен нимба избранности, награжден самыми банальными, не слишком приятными чертами и пороками, вплоть до того что не моется и воняет, не слишком чистоплотен и в финансовых делах. И лишь в редкие моменты зрителям дано ощутить, что перед ними глыба, гений, великолепный монстр, которому за талант можно многое простить.

Рецензия полностью


Ефим Гугнин, Film.ru

Да, «Грех» всячески мимикрирует под произведение Ренессанса, не только композицией кадра, но и твердолобыми метафорами вроде огромного мраморного «монстра», отражающего тяжесть творческой ноши (как мы знаем, метафора — это главный троп именно Возрождения), или включением внутрь текста библейских образов вперемешку с образами других, доренессансных авторов (в одной из сцен Микеланджело говорит с Данте, в другой – воочию наблюдает ангела у кровати Папы Римского). Но Кончаловский все равно далек от той эпохи как автор, его подражание не высекает новых истин. А его фильм — лишь талантливая музейная репродукция, которая, спасибо убогому многоголосому переводу с итальянского (серьезно, почему наши кинематографисты до сих пор считают, что это нормально?), частенько вообще выглядит как продукция Первого канала.

Рецензия полностью.


Валерий Кичин, Российская газета

«Грех» с первых кадров завораживает прихотливой игрой ритмов (потом ритм собьется, возникнут длинноты), и в нем есть гулкость пространств — чувствуется рука создателя таких контрастных лент, как «Сибириада», «Одиссея», «Курочка Ряба», «Рай»...

Рецензия полностью


Алексей Филиппов, Кино-Театр

«Грех» как раз страдает от того, что подражание живописи способно быть некиногенично. Заканчивая нафталиновым тезисом, что истинное искусство может быть выше человеческих страстей и бренности бытия, за чью массивность отвечает исполинский кусок мрамора по прозвищу «Монстр», который позднее обратится прекрасной статуей. Дело даже не в том, что в 2019 году, когда четкая позиция в чем-то и есть искусство, а в том, что странно оглядываться в категориях культуры на времена, когда она была исключительно прерогативой богачей. Приятно, конечно, ровняться на Данте, который тут даже является собственной персоной (спасибо, что никто не разговаривает напрямую с богом, как в «Рае»), но Алигьери вослед за Вергилием прошел через ад, а такое переживание, как напоминал в прошлом году Ларс фон Триер, способно породить копию преисподней и на земле. В общем, бесконечное равнение на старших не всегда уместно. Окей, бумер?

Рецензия полностью