«Гоголь. Вий»: Мальчик, который выжил
Maria Remiga,

Гоголь. Вий
Режиссер: Егор Баранов
В главных ролях: Александр Петров, Олег Меньшиков, Евгений Стычкин, Таисия Вилкова, Артем Ткаченко
Дата премьеры в РФ: 5 апреля

В Диканьке опять неспокойно. Грозный Всадник галопом скачет по окрестностям, методично вырезая юных дивчин. Бинх (Евгений Стычкин), глава полиции, слишком занят конспирологическими теориями, дабы предпринять что-то реально полезное. Николай Васильевич Гоголь (Александр Петров), окончательно утвердившись в роли локального Шерлока Холмса, переживает тяжелый экзистенциальный кризис.

Квази-роман с местной привилегированной красоткой Лизой (Таисия Вилкова) зашел в тупик: то подружка из прошлого (Юлия Франц) невовремя в гости зайдет, то противный муж (Артем Ткаченко) предпринимает попытки поставить писателя на место. Красочные выходы в пустоту, которые раньше так помогали Гоголю докопаться до истины, перестали работать. Более того, в припадках Николай Васильевич теперь видит свое прошлое, в котором тоже хватает белых пятен.

Первый «Гоголь» подкупал заразительным кэмп-безумием, которого создатели не только не стеснялись, но и сделали своей главной фишкой. Летающие рубахи, голые ведьмы и мистика низкого сорта — этот передвижной магазинчик грошовых ужасов мог неслабо развлечь свободного от предрассудков зрителя. Что до второй части, то тут все немного сложнее, поскольку нужно же как-то разворачивать сюжет, а драматургия — явно не самое сильное место франшизы.

Формально все радости жизни (или, скорее, смерти) на месте: чудесные визуальные эффекты а-ля оживший Paint, диалоги с панчлайнами из серии «аккуратнее, мне ее еще препарировать», замечательно нелепая нечисть, готичное насилие, трэш и угар. Ян Цапник, наконец. Но в этот раз ставка сделана на сложный внутренний мир Николая Васильевича, его отношения с женщинами (одна из них мертва, так что ситуация внештатная) и расследование темных тайн собственной биографии.

gogol-vij-2018-8

Не то чтобы это было совсем скучно, нет. Просто для темной сказки для взрослых здесь недостает глубины и психологизма (хотя сценаристы, среди которых значится прекрасный дуэт Меркулова-Чупов, сделали все, что можно в заявленных рамках), а для образцового guilty pleasure фильм недостаточно потерял тормоза. Да, конечно, Гоголь, стреляющий в похитителя душ из пушки — это мощно, но как-то больше ничего и не запоминается, а кино категории «так плохо, что аж хорошо» живет именно абсурдными деталями, сценками на грани нервного срыва, где летят все правила приличия. Финальная вакханалия с Вием намекает, что дальше нас ждет бездна Ада, что, конечно, воодушевляет, но сейчас-то как быть? Придется, видимо, не выходить из круга вплоть до следующей части.