72-й Каннский Кинофестиваль: «Дылда»

Beanpole / Дылда
Режиссер: Кантемир Балагов
В главных ролях: Виктория Мирошниченко, Василиса Перелыгина, Андрей Быков, Игорь Широков
Дата премьеры в РФ: 20 июня 2019 года

Ия (Виктория Мирошниченко), которую все называют Дылдой из-за высокого роста, работает санитаркой в больнице в послевоенном Ленинграде. На войне ее контузило, и теперь Ия время от времени впадает в состояние, когда не может пошевелиться.

Параллельно с работой девушка воспитывает Пашку, сына подруги Маши (Василиса Перелыгина), с которой они вместе были на фронте. В отличие от Ии, она осталась там «мстить» за погибшего мужа, доверив воспитание ребенка подруге. Но война закончилась, и теперь девушкам предстоит встретиться лицом к лицу с тем, что она им оставила: руины забытых мирных лет, на которых теперь нужно построить новое будущее.

Два года назад 27-летний Кантемир Балагов поразил Канны дебютной «Теснотой» — историей еврейской семьи, которая жила в Нальчике (родной город режиссера) 90-х годов. Картина была с восторгом принята критиками, и, конечно, все с нетерпением стали ждать второго фильма. Публика явно хотела понять: Балагов и правда талант, или за всем этим величием стоят продюсеры? (Кантемир, кроме прочего, — ученик Александра Сокурова).

В октябре 2018 года стартовали съемки его новой картины, основанной на книге нобелевской лауреатки Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо». Полностью экранизировать произведение Кантемир не стал: он почерпнул лишь некоторые детали тех страшных дней, выцепил самые необходимые черты характера, из которых потом собрал образы Ии и Маши.

846758-1
Фото / Kantemir Balagov

В «Дылде» Балагов раскрывает персонажей в том числе и через цвета — он уже проделывал такой фокус в «Тесноте», «окрасив» главную герою в синий. Здесь тихой статной белокурой Ие достался зеленый, а беспокойной рыжеволосой Маше — красный. Но это и стало главной проблемой фильма: режиссер так заигрался с этим приемом, что в некоторых моментах до смешного стал им злоупотреблять. Порой кажется, что других оттенков не существует, а есть лишь зеленая краска, зеленое платье, зеленая тряпка...

В остальном вкуса Балагову не занимать: выверенные детали, кадры, которые хочется ставить на паузу и разглядывать — в общем, после просмотра становится абсолютно ясно, что он имеет свой уникальный (как минимум в эстетическом плане) взгляд на прошлое. Копаясь в нем, он пытается в первую очередь понять что-то для себя, а уже потом донести это до зрителей.

Балагов рассматривает войну с позиции чужого опыта, и, возможно, такой ракурс сейчас — самый интересный. Блокадный Ленинград в его фильме собран с чьих-то личных слов, и это, конечно, служит ему на руку: здесь нет громких лозунгов, плакатов, фотографий вождя, всей этой никому не нужной обязательной атрибутики фильмов про советское время. Из базового набора остались лишь военные песни, которые играют фоном в определенных сценах.

bal18-03
Фото / Kantemir Balagov

Гораздо больше режиссера волнуют женщины, их тайны и боль, которую он и хотел показать зрителю, ведь мы много уже видели картин про войну глазами мужчин и про мужчин, а про то, как приходилось женщинам в то время — единицы. Как говорит одна из девушек в фильме: «Да, герои были не только на передовой».

Балагов удивительно сработался с оператором картины, 24-летней Ксенией Середой («Кислота»): полное ощущение, что Ксения точно знала, как показать то, что задумал Кантемир. Прекрасные мизансцены, морозный Ленинград, будто сошедший с полотен известных картин, скорее всего, не оставит равнодушным даже тех, кого в целом «Дылда» не зацепит. Да, в нем уже нет такого надрыва, как в «Тесноте» с той самой VHS кассетой, но хватает других острых моментов, благодаря которым фильм состоялся.