«Убийство священного оленя»: За и Против
Cinemaholics Team,

Убийство священного оленя / The Killing of a Sacred Deer
Режиссер: Йоргос Лантимос
В главных ролях: Николь Кидман, Алисия Сильверстоун, Колин Фаррелл, Рэффи Кэссиди, Барри Кеоган
Дата премьеры в РФ: 15 марта 2018

Успешный кардиохирург Стивен (Колин Фаррелл) часто видится с таинственным мальчиком (Барри Кеоган), скрывая эти встречи от жены Анны (Николь Кидман) и детей. После раскрытия личности незнакомца члены семьи хирурга один за одним заболевают необъяснимой болезнью, и Стив становится перед нелегким выбором.

За

Йоргос Лантимос за последние годы вполне заслуженно стал самым узнаваемым и титулованным режиссером современной Греции. Каждый его фильм вызывает интерес как у прессы, так и у обычной публики. Название его новой ленты отсылает нас к мифу об Агамемноне, но с этим произведением почти не перекликается, разве что общим мотивом заместительного жертвоприношения. При этом сам фильм ощущается некой греческой трагедией: он нетороплив, огромная роль в нем уделена злому року, а режиссер относится к своим персонажам максимально отстранено.

Поработав в третий раз с оператором Тимиосом Бакатакисом и сценаристом Эфтимисом Филиппоу, Лантимос сделал очень точный и очень простой фильм, в котором нет ничего личного и ничего лишнего. Ни одного случайного кадра, движения, фразы или звука. Перед нами стерильный мир пригородного рая и чистых линий, который медленно разрушается настоящим кошмаром.

Диалоги, на первый взгляд вполне безобидные, постепенно толкают зрителя в бездну. Все герои, несмотря на периодические вспышки почти что животной ярости, ведут себя как роботы, явно заточенные на выжигание всего живого. Даже когда кто-то говорит «Я люблю тебя», это звучит не как признание в чувствах, а как удар. Весь этот ледяной Ад подчеркивает музыка Софии Губайдулиной и Дьердя Лигети (фаворита Стэнли Кубрика, между прочим).

Отдельно хочется отметить прекрасную финальную сцену в ресторане — одну из наиболее точных иллюстраций Лэнговской метанойи или энантиодромии Гераклита (любимого философа Лантимоса). Трехминутное беззвучное и бессловесное перерождение сознания членов семьи Мерфи, после совместно пережитого ими психоза, без которого эта метанойя не смогла бы осуществиться. Выглядящие для окружающих как сумасшедшие, главные герои перемещаются на совершенно иной уровень восприятия мира. Как и писал Гераклит: «Живое переходит в мертвое, а мертвое в живое». Круг замыкается.

Кира Голубева

Против

Йоргос Лантимос уже в который раз работает над проектом со сценаристом Эфтимисом Филиппоу. Их предыдущие работы «Клык», «Альпы» и «Лобстер» вызвали ажиотаж на крупных европейских кинофестивалях. В 2016 году их тандем заработал номинацию на «Оскар» за лучший сценарий к фильму «Лобстер», а в этот раз приз в Каннах все в той же категории. Хоть и считается, что сюжет картины основан на трагедией «Ифигения в Авлиде», режиссер утверждает, что они вспомнили про Еврипида уже после того, как сложилось полное понимание истории.

Человек, знакомый с почерком режиссера, заранее примерно понимает, чего ждать от фильма. И в «Олене» вроде бы все на месте: нарочито механическая актерская игра, раздирающая душу виолончель, неловкие постельные сцены. Колин Фаррелл, наконец. Но фильму отчаянно не хватает напряжения и остроты, чтобы дотянуть до уровня своих предшественников. Единственное, что этом плане не меняется, так это камера Тимиоса Бакатакиса, которая, как и раньше, творит чудеса. Картина у Лантимоса снова визуально безупречная и смотреть на эту красоту в кинотеатре, конечно, одно удовольствие. Правда, одним визуальным рядом сыт не будешь. Действие развивается невыносимо медленно, тревожный саундтрек не будоражит, а развязка не застает врасплох.

Обычно в конце каждой своей ленты режиссер оставляет зрителя в кромешной темноте, но с крошечной надеждой на луч света в сумрачном царстве. «Убийство священного оленя» оставляет только недоуменный вопрос: «и это все?».

Катя Карслиди