F word: Интервью Уилла Феррелла и Хоакина Феникса
Даша Постнова,

Недавно в Interview Magazine вышло интервью Уилла Феррелла и Хоакина Феникса, почти полностью состоящее из панчлайнов. Поскольку этот великий разговор хочется цитировать везде и всегда, перевели для вас самое главное: про кино, социальные сети и обидные прозвища.

Наслаждайтесь.


О роли в новом фильме Гаса Ван Сента «Не волнуйся, далеко он пешком не уйдет»:

Уилл Феррелл (далее — УФ): Ты даешь мне это интервью в рамках продвижения какого-то фильма?

Хоакин Феникс (далее — ХФ): Понятия не имею, если честно. В этом году выходит сразу несколько фильмов с моим участием.

УФ: И один из них, «Не волнуйся, далеко он пешком не уйдет» Гаса Ван Сента, я уже посмотрел. Он невероятный.

ХФ: Где ты его посмотрел?

УФ: Я надеюсь (скрестил пальцы) в ближайшее время поработать с Гасом, и он показал мне фильм. Мне всегда нравилось то, что он делает, общаться с ним — тоже одно удовольствием. Он очень крутой. Одна часть фильма мне особенно понравилась. Твой герой, иллюстратор Джон...как его фамилия?

ХФ: Каллахан.

УФ: Джон Каллахан разъезжал по городу на инвалидном кресле и не раз навернулся с него. Это было снято без дублера. Тебе действительно приходилось так вылетать из кресла?

ХФ: Да, но ты же снимаешься в фильмах и знаешь, как это работает. На самом деле они кладут на дорогу поддельный цемент, который выглядит, как настоящий.

УФ: Это мы вырежем из интервью.


О лошадках:

УФ: Так, пойдем дальше...Я не профессиональный журналист, поэтому в моих вопросах нет системы. Я знаю, что этим летом ты снимался в фильме с замечательным Джоном С. Райли.

ХФ: Он называется «Братья Систерс».

УФ: Да! Вам пришлось ездить на лошадях?

ХФ: Да.

УФ: Ты опытный наездник?

ХФ: Нет.

УФ: Ты помнишь, как звали твою лошадь?

ХФ: Ну и ублюдок же ты! (смеется). Задумайся на секундочку: как бы ты проверил подлинность моего ответа?

УФ: Ты прав, никак. Но это исключительно мое любопытство.

ХФ: В свою защиту хочу сказать, что там было несколько коней. Про одного из них у нас была локальная шутка: я постоянно искажал его кличку, называя его Моночадо вместо, кажется, Мачинеро. Другого звали Капитан.

УФ: В те немногие разы, когда в съемках были задействованы лошади, все происходило примерно так: «Так, Хоакин, ты поедешь на Молнии. Уилл, тебе мы дадим Корицу. Корица — славная старушка, с ней не должно быть проблем».

ХФ: Там была еще лошадь-каскадер, на нее я даже не мог смотреть: она выглядела угрожающе, ее мускулы постоянно сокращались.

УФ: Дернулась, встала наизготове, понеслась галопом.

ХФ: Я так не могу, мне не нравилось ездить на лошадях, я жалел, что мне приходится это делать. До начала съемок я как-то не задумывался об этом, а потом меня прострелило: «Ох, это же вестерн, и мы будем много ездить верхом». Мне казалось, что лошади думали: «Я не очень в восторге от того, что ты рассиживаешься на моей спине».

УФ: Но тебе говорят, что коням это в удовольствие.

ХФ: Ага, а кони говорят тебе совершенно противоположное. Прости, чувак, я проваливаю это интервью (смеется).

УФ: Ты сказал, что прочитал сценарий, но до тебя как-то не дошло, что придется много ездить верхом. У меня было подобное на съемках «Старой закалки»: там была сцена, где мой персонаж голым несется по улице. «Какая смешная шутка», — подумал я. А потом настала ночь, когда мне нужно было это сделать (оба смеются). Городская улица, вся съемочная команда, случайные прохожие, приходящее осознание «Боже, мне реально придется это сделать». Никогда не знаешь, где тебя поджидает подобное.

ХФ: Самое странное, что до начала съемок я зацикливаюсь на каких-то несущественных моментах, думая: «Так, эта сцена потребует больше всего усилий, я переживаю». В итоге я упускаю из виду по-настоящему сложные вещи. Чаще всего в ночь перед съемкой тяжелого эпизода я думаю: «Минуточку, что? Что мы снимаем? Я даже не помню этого в сценарии! Мне реально придется это сделать?!»

УФ: И прыгаешь с самолета.

ХФ: (смеется) Точняк.

---1

Хоакин Феникс не умеет давать советы:

УФ: (смеется) Позволь мне спросить. Я даю ужасные советы. Когда мне задают профессиональные вопросы о нашем деле, мне всегда кажется, что я подвожу людей. На твой взгляд, ты умеешь давать советы?

ХФ: Нет, это не мое.

УФ: Представь, я приду к тебе с таким вопросом: «Привет, меня зовут Боб, я малоизвестный актер из Канзаса. Я ваш большой фанат. Вы можете дать мне совет?». Ты просто скажешь: «Эй, Боб, хмм...делай, что делаешь. Мне нечего тебе посоветовать».

ХФ: Мне кажется, «Делай, что делаешь» — уже совет.

УФ: (смеется) Ты делишься общими фразами типа «Добейся успеха!» или вроде того? Звучит нелепо, нет?

ХФ: В основном, я теряюсь. Совет Райли — «Сначала сходи пописай» (смеется). Я говорю — что ты имеешь в виду, в смысле «Сначала сходи пописай»? И он такой: «Ну, перед выходом на сцену, сходи пописай».

УФ: Это очень практичный совет.

mmmmmm

О подготовке к ролям:

УФ: Тебя раздражают вопросы типа «Что привлекло вас в этой роли? Как вы к ней готовились?»

ХФ: Я понимаю, почему люди задают эти вопросы, но у меня нет на них хорошего ответа, потому что я не знаю, по какому принципу выбираю роли, это просто происходит.

УФ: На подобные вопросы я всегда отвечаю: «Те или иные вещи по-разному приходят к тебе...или ты приходишь к ним».

ХФ: Обычно у меня есть огромное желание поучаствовать в каком-то проекте, но потом я стараюсь откреститься от этого настолько, насколько это возможно, отказаться любым доступным способом.

УФ: Это всегда происходит одинаково, да? Как только дело близится к началу работы, ты такой: «Знаете что? Возможно, вам лучше подыскать кого-то другого».

ХФ: Чаще всего я начинаю вспоминать актеров, которые справились бы с этим намного лучше меня.

УФ: Но ты так хорош!

ХФ: «Я испорчу это фильм. Это классный сценарий классного режиссера, а я просто все испорчу. Пусть найдут кого-то получше».

УФ: (смеется) Это прекрасно.

ХФ: Вообще-то, это ужасно.

УФ: Просто чтобы ты знал: ты очень хорош.

ХФ: Ну, спасибо, конечно, но я не знаю, что ты любишь. Возможно, у тебя просто отвратительный вкус.

УФ: Я люблю абсолютно все. Недавно вспоминал твою роль в «Гладиаторе», большом студийном проекте.

ХФ: Ты зачитываешь вопросы с листочка и пытаешься притворяться, что они только что пришли тебе в голову?

УФ: Может, подождешь, пока я договорю? Я вспоминал твою роль в «Гладиаторе» и понял, что причина, по которой это фильм работает, в том, что ты — маленький сучонок.

ХФ: (смеется) Не знаю, является ли это причиной. Возможно, дело в Ридли Скотте...

УФ: А в обычной жизни ты ведешь себя, как маленький сучонок?

ХФ: Конкретизируй.

УФ: Ты ведешь себя как сучонок, когда ты в плохом настроении?

ХФ: Определенно. Можешь спросить об этом Райли, думаю, я мучил его первую пару недель. Или в течение всех съемок...

---2

Имя любимое мое, твое именно:

УФ: Во время съемок в фильме Найта Шьямалана («Знаки» — прим. ред.) ты хоть раз называл его мистером Шьямаланом-Шьямалалаляном?

ХФ: Нет.

УФ: Ладно. А что бы он сделал, если бы ты как-нибудь подкатил со словами: «Эй, мистер Шьямалан-Шьямалалалян, можно спросить вас об этой сцене?»

ХФ: Учитывая, что меня самого часто дразнили из-за имени в детстве...

УФ: Это твоя больная тема.

ХФ: (смеется) Именно.

О нелюбви к фотосессиям:

УФ: Тебе нравится участвовать в фотосессиях, не так ли? Старые добрые шестичасовые съемки для журнала...

ХФ: Мне кажется, что на всех фотографиях я выгляжу так, будто мне некомфортно. А что насчет тебя?

УФ: Я наконец-то начал говорить им: «Окей, давайте уложимся в два часа», и у них это как-то получается...

ХФ: Я всегда задавался вопросом: каково участвовать в реалити-шоу, где по сценарию ты идешь на первое свидание. Я чувствую себя так, будто пришел на это первое свидание и действительно пытаюсь узнать тебя, пытаюсь быть собой и просто вести диалог, но в то же время держу в голове, что нас в это время снимают. Я правда хочу узнать тебя получше, но в то же время хочу быть уверен, что мои волосы нормально уложены. Тот ли пиджак я надел? Надо было надеть джинсовый. А джинсовый выглядит круто? Я не умею презентовать себя и переживаю из-за этого.

m-1

О нелюбви к социальным сетям:

УФ: Еще одна вещь, которую я хотел у тебя узнать. В одном из интервью тебе задали вопрос, почему тебя нет в соцсетях, и ты ответил абсолютно прекрасно: «Потому что мне 42». У меня недавно была встреча с агентами, которые пытались уговорить меня завести где-нибудь аккаунты, и я сказал: «Если меня будут заставлять вести профили в соцсетях, я уйду из шоу-бизнеса».

ХФ: У меня просто нет никакого желания, я бы не знал, что с этим делать.

УФ: Я четыре дня пытался пользоваться твиттером и для меня всегда было слишком трудно придумать, что же туда писать. А затем я принимал участие в благотворительном теннисном турнире и продвигал его через Твиттер, и читатели не одобрили: «Твиттер не для этого!». Я прочитал все эти негативные отзывы и отреагировал так: «Знаете что? Я молодец».

ХФ: Я туда даже не лез.

УФ: Часть меня жаждет возглавить крестовый поход против социальных сетей. #ЗакройтеИх

ХФ: #КрушимБезЦели.

УФ: Присоединишься к моему походу?

ХФ: Нет, я не понимаю, какой в этом смысл. Это все равно что не есть бананы, чтобы сказать, что бананы лучше не есть.

УФ: Бананы – это вкусно, кстати.