Продюсер «Людей Икс» Хатч Паркер: «Крис Нолан — это мечта»
Даша Постнова,

6 июня в российский прокат выходит фильм «Люди Икс: Темный Феникс» — прямой сиквел «Апокалипсиса» и последняя часть основной вселенной Людей Икс. Команда мутантов сталкивается с новым препятствием — в Джин Грей вселяется мощная разрушительная сила, и девушка начинает представлять опасность не только для всех окружающих, но и для себя самой.

В преддверии выхода картины мы поговорили с Хатчем Паркером — бывшим президентом 20th Century Fox и давним продюсером франшизы («Дни минувшего будущего», «Люди Икс: Апокалипсис», «Логан»). Поэтапный разбор работы продюсера, умение найти баланс между коммерцией и смыслом, неприкрытая жестокость фильма «Логан» — обо всем этом читайте в нашем интервью.

TR_0130_v0087_MPC.1023
Фото / 20th Century Fox

— Для многих людей профессия продюсера — это нечто необъяснимое; все знают, что продюсеры важны, но мало кто может по полочкам разложить его обязанности. Как вы работаете над проектом?

В целом, сначала ты ищешь материал: книгу, сценарий, идею, статью, комикс — как в нашем случае. Получаешь права на проект, который, как тебе кажется, мог бы лечь в основу фильма. Ищешь студию или другой источник финансирования. Нанимаешь сценариста. Разрабатываешь сценарий. Нанимаешь режиссера. Нанимаешь остальной каст. Определяешь бюджет — это та стадия, на которой ты пытаешься придать своему замыслу материальный облик, понять, как это будет функционировать на деле.

Продюсер — это одновременно и креативный партнер режиссера, и человек, ответственный за финансовую сторону, держащий связь со студией. Эти функции выполняются и в течение всего пост-продакшна, когда идет работа над визуальными и звуковыми эффектами, саундтреком. Так что продюсер – это человек, который в проекте с самых истоков — то есть идеи — до самого конца: пиар-кампании, дистрибуции, выпуска фильма.

— «Логан», над которым вы также работали в качестве продюсера, — самый необычный фильм вселенной: мрачный, жесткий, трагичный. Его премьера состоялась на Берлинском кинофестивале, что необычно для супергеройского кино — как было принято это решение, и как оно повлияло на судьбу фильма и франшизы в целом?

С «Логаном» мы пытались выйти за привычные рамки, сделать нечто совершенно иное. Джим (Джеймс Мэнголд, режиссер фильмов «Росомаха: Бессмертный» и «Логан» — прим. ред.) — потрясающий, удивительный режиссер. Он по-прежнему в списке людей, с которыми я хотел бы поработать, хоть мы уже и работали. Его стремлением было сделать ни на что не похожий, нарушающий все возможные правила фильм в рамках комиксной вселенной. Сюжет был более драматичным, минимум экшна, минимум спецэффектов, на первом плане — открытые, глубокие и по большей части трагичные эмоции.

Первоочередной целью было снять великий фильм, а не фильм по комиксам, доказать зрителю, что можно расширить рамки жанра, а не в очередной раз навешивать ярлыки. Поэтому мы подумали, что премьера в Берлине может представить ленту в другом свете, натолкнуть на мысль, что ее нужно воспринимать всерьез. Это было прекрасное решение и блестящий старт для проката.

Logan_Berlinale17_SGabsch_SG_39506
Премьера фильма «Логан» на Берлинском кинофестивале. Фото / Berlinale

— Не опасались ли вы, выпуская картину с рейтингом R (18+)? Очевидно, что это влияет в том числе на кассовые сборы.

Нет, опасений не было. Я считаю, что один из главных вызовов в работе над такими фильмами — высокая конкуренция. Необходимо выделяться, браться за вещи, на которые никто никогда не решался. Ты обязан изобретать велосипед и идти на риск. У меня всегда было чувство, что именно история Логана могла бы стать более провокационной и насыщенной — и что ей необходим рейтинг R. В конце концов, это грубый, разъяренный персонаж.

Важнейшую роль в успехе фильма сыграло решение Мэнголда показать всю цепочку, начинающуюся с насилия, превратить его из «мультяшного» в реальное. Ты видел страдания героя, чувствовал боль от ран. Резня на ферме семьи Мансонов, гибель Чарльза, смерть самого Логана. Без R-рейтинга эта история не была бы и наполовину так хороша и, соответственно, не добилась бы такого успеха.

В США полно рейтинговых ограничений на размещение рекламы, демонстрацию трейлеров и так далее. Естественно, эти детали приходилось принимать во внимание, конечно, все это отразилось на изначальном бюджете — он был меньше, чем у «Темного Феникса». Но мы решили, что игра стоит свеч. Мы верили: если сделаем хороший фильм, переживания насчет сборов отпадут.

— Вы работает в огромной студии с крупными проектами. Каким образом вам удается находить баланс между целью добиться массового коммерческего успеха и желанием сделать фильм в какой-то степени авторским, уникальным?

— Отличный вопрос. Думаю, один из самых интересных аспектов нашей работы — то, что все видят наши фильмы по-разному. В кино, как в еде, у всех свои вкусы: кто-то любит большие зрелищные картины, кого-то привлекают камерные драмы. В голливудских фильмах мне всегда нравилось сочетание того и другого. С ними можно было получить и определенный киноопыт, и — если повезет — убедительные эмоции. Грамотное сочетание двух этих составляющих дает самый сильный результат.

Одна из лучших вещей в производстве фильмов вроде «Людей Икс» — ты работаешь с талантливыми людьми, которые выкладываются по максимуму. На выходе получаются невероятно эмоционально насыщенные истории, которые при этом разворачиваются в зрелищных декорациях. Думаю, я получил бы не меньшее удовольствие от продюсирования небольшого независимого фильма, но в работе над крупными фильмами для широкой аудитории всегда есть некий вызов. А еще это весело.

DarkPhoenix_EW_Fin3a_CMYK
Фото / 20th Century Fox

— Вам было бы интересно поработать над независимыми проектами? Есть ли у вас подобный опыт?

— Да, определенно хотелось бы. Касаемо опыта — до того, как начать карьеру продюсера, я был главой «XX Century Fox», и в тот период я занимался фильмами разных масштабов и жанров — от самых мелких до крупнейших. В каком-то плане процессы очень похожи. Базовые задачи абсолютно одинаковы что для фильма за $10 млн, что за $400 млн: ты стараешься найти лучшие локации, позаботиться о качестве сценария. Меняются лишь средства достижения — аппаратура, реквизит, численность команды.

Главное отличие, которое я бы с радостью перенес на масштабные фильмы — длительность производства. Вся работа над «Темным Фениксом» заняла где-то 2,5 года, а съемки небольших картин проходят очень быстро. Было бы круто заняться проектами, которые не заставляли бы меня надолго уезжать от семьи.

— Кстати, вам пришлось устраивать досъемки фильма — для чего?

— В данном конкретном случае мы делали дополнительные кадры для концовки. Почти с каждой лентой нам приходится что-то доснимать, так что это обычное дело. От этих фильмов многого ожидают, они очень важны для студии. Работа проходит в ускоренном режиме, и необходимо дополнительное время, чтобы что-то усовершенствовать.

Иногда уже во время постпродакшна ты понимаешь: ага, вот здесь можно сделать лучше, вот здесь можно что-то добавить. Так и с «Темным Фениксом»: были моменты, которые мы хотели доработать. Но это действительно происходит практически со всеми крупными фильмами — не могу припомнить ни одного исключения.

DF-03853
Фото / 20th Century Fox

— С кем из режиссеров вы мечтаете посотрудничать?

— Крис Нолан — определенно мечта. Я восхищаюсь всем, что он делает. Дени Вильнев проделывает невероятную работу — не терпиться увидеть «Дюну» в его исполнении. И это всего лишь двое из огромного вишлиста.