Клер Дени о любви, Ролане Барте и фильме «Впусти солнце»

GQ поговорил с Клер Дени о погоне за любовью (в которую она, что удивительно, верит, несмотря на болезненный опыт), отсылкам к каннибалистическому хоррору «Что ни день, то неприятность» и неожиданном появлении в ее новом фильме «Впусти солнце» Жерара Депардье.


Клер не может перестать смеяться. Режиссер-нигилист, чьи работы называют «устрашающими и недоступными», по слухам, очень сильный и напористый человек. Но вот она сидит напротив меня и не может перестать смеяться, когда я стеснительно показываю ей слова, написанные на моей сумке: «КЛЕР ДЕНИ». Клер признается, что у нее есть абсолютно такая же, но она ни за что не выйдет с ней на улицу.

Несмотря на то, что наше интервью пришлось перенести на четыре часа из-за плохого самочувствия Дени, вызванного авиаперелетом, она в отличном настроении. Мы встретились, чтобы обсудить ее последний фильм «Впусти солнце», который не похож на все остальные романтические картины (в конце концов, это ведь Клер Дэни). Лента рассказывает историю Изабель (Жюльет Бинош), которая ищет любовь, перебирая один неудачный вариант за другим. «Впусти солнце» — один из самых легких фильмов Дени, но описать его простыми словами практически невозможно: Клер прерывает на корню все мои попытки сделать это (ах, так вот где эта напористость!).

Главная музыкальная тема картины — романтичная композиция Этты Джеймс At Last, которая создает некое противоречие: песня все звучит, но мы никак не дождемся, когда же сбудется строчка «моя любовь меня нашла» (at last, my love has come along).


coverlg_home

GQ: Я знаю, что этот фильм для тебя стал совершенно иным опытом.

Клер Дени: Да, наверное, как и для Жюльет Бинош.

GQ: Это больше легкий романтичный фильм...

Клер Дени: Он также очень грустный.

GQ: Наверное, даже изнуряющий, ведь Изабель повстречала стольких мужчин.

Клер Дени: Изнуряющий — нет. Погоню за настоящей любовью ни в коем случае нельзя назвать изнуряющей. Это дело всей жизни для многих людей. Да и, в конце концов, мужчин было не так уж и много.

GQ: Можете ли вы сказать, что она настроена оптимистично?

Клер Дени: Я не думаю, что она оптимистка, нет. Мне кажется, она скорее шокирована тем, что происходит в ее жизни после развода. Но вдруг она встречает человека, в котором она видит свою настоящую любовь. Думаю, мне знакомо это чувство. Знакомо, потому что я вышла замуж очень рано, когда была еще подростком, но я помню, что любовь была для меня опорой в жизни. И потом, в один прекрасный день, когда мне исполнялось тридцать пять, я осознала, что любовь — не то, что случается каждый день, это что-то более сокровенное. Но влюбиться в человека, который может дать тебе все, чего ты желаешь...конечно же, такого не может быть. Но это как мечта. Идеальная любовь. Настоящая любовь.

GQ: Мне понравился выбор саундтрека: когда я была младше, я создала плейлист для свадьбы, и «At Last» Этты Джеймс была песней, под которую я представляла свадебный танец. Появление этой песни в фильме меня очень растрогало. Когда мы впервые слышим ее в картине, Винсент говорит Изабель: «Ты замечательная, но моя жена — невероятная». Это жестоко. Мне интересно, почему вы выбрали эту исполнительницу и эту песню.

Клер Дени: «At Last» для меня — гимн фильма. «В конце концов» этот мужчина придет, появится и, наверное, в этот момент неизвестный парень будет «тем самым», но этому ощущению нельзя доверять, потому что в этом плане она слаба. Она думает: может быть этот тупой, ревнивый, брехливый парень из сельского клуба — не с нашей планеты. А может, он просто тупой. И она, конечно же, знает, что он тупой. Но это вселяет в нее своеобразный страх.

GQ: Да, и этот классный момент на танцполе, когда она встречает другого парня, Сильвиана, и они танцуют под эту песню. И в этот момент ты чувствуешь именно то, что должен, когда слышишь «At Last». Правда, спустя некоторое время она начинает сомневаться в этих отношениях.

Клер Дени: Конечно, начинает, потому что знает, что он тупой, но тут же дает слабину. В ней недостаточно силы, чтобы сказать ему: «Эй, заткнись и дай мне самой принимать решения».

GQ: Точно. Я знаю, что вы заботитесь о том, чтобы актеры чувствовали себя на площадке комфортно и безопасно. Как вы с Жюльет Бишон обсуждали ее персонажа, чтобы убедиться в том, что она будет чувствовать себя уютно в этой роли?

Клер Дени: Жюльет — очень жесткая женщина. Она словно дровосек, срубающий деревья. С ней легко работать. Я знала, что она прорабатывает все, о чем мы с ней говорили. Мы выбирали гардероб, искали образ, который она видела: прическа, цвета. Я предложила: давай выберем Этту Джеймс как символ не только фильма, но и сильной и сексуальной женщины. Она — твой пример. Ее личная жизнь сложилась не слишком удачно, но на сцене она сильная и сексуальная. В ней нет слабости.

GQ: Обычно в фильмах такого жанра женщины не только одиноки, но и молоды. Мне понравилось смотреть, как эту роль играет женщина лет пятидесяти в то время, когда в кинематографе в таком возрасте играют мам и даже бабушек.

Клер Дени: Вообще ей еще не пятьдесят, но она мать — и да, она боится пропустить момент, когда встретит «того самого».

GQ: И выбор гардероба. Все такое сексуальное...

Клер Дени: Я хотела, чтобы она была действительно сексуальной.

GQ: Сапоги и юбка...

Клер Дени: И вырез. У нее всегда должен быть глубокий вырез.

GQ: Я помню, как вы опровергали информацию о том, что «Впусти солнце» — адаптация произведения Ролана Барта, но люди до сих пор отзываются о фильме в контексте его произведения.

Claire-Denis

Клер Дени: Это не адаптация. Однажды продюсер спросил меня: «Клер, не хочешь адаптировать вторую главу „Фрагментов любовной речи“ Ролана Барта? На проекте будет несколько режиссеров». Я подумала. В молодости, когда я была замужем, моя жизнь была трудной, и я помню, что «Фрагменты» были для меня как Библия. И я везде таскала одну и ту же книгу, потому что в ней были мои маленькие заметки и капли слез на страницах. Я всегда плакала, когда читала эту книгу. И я ответила продюсеру: «Тебе нужно понять кое-что. Если бы я хотела работать над адаптацией «Фрагментов», то все, что осталось во мне, называлось бы агонией. И я не думаю, что тебе пришлась бы по вкусу агония». Потом я добавила, что хочу работать не над адаптацией, а над сценарием, причем в паре со сценаристом [Кристин Анго]. В общем, насколько мне известно, Ролан Барт тут ни при чем.

GQ: Я была удивлена, увидев в конце фильма Жерара Депардье. Не ожидала его увидеть.

Клер Дени: Никто не ожидал.

GQ: Он исполняет роль медиума и говорит Изабель, что она найдет мужчину «мясистее, крупнее и крепче». Он говорит о себе?

Клер Дени: Ага, это про него. Когда мы начали снимать эту сцену, я сказала ему: «Послушай, Жерар. Пожалуйста, скажи это, потому что, как мне кажется, это будет супер». И ему понравилось.

GQ: Это был довольно смешной сюрприз. В фильме также висит картина с нарисованной сценой из твоего фильма «Что ни день, то неприятности».

Клер Дени: Да! Я хотела картину в жанре триптих от Джоан Митчелл, потому что мы с Жюльет любим эту художницу. И мы выбрали одну, но нам не хватило на нее денег. Я помню, когда мы снимали «Что ни день, то неприятности», Винсент Галло посмотрел на стену и сказал, что это лучший объект искусства. Я поблагодарила его. Он сказал: «Нет, нет, нет, нет, нет, самый лучший объект искусства».

GQ: Когда я смотрела фильм, я совершила ошибку, выпив красного вина.

Клер Дени: Как и я, съев что-то вчера в самолете! Я нехорошо чувствовала себя всю ночь.

GQ: И это будто фильм, который был со мной многие годы, но который я не нашла смелости пересмотреть.

Клер Дени: Для меня это будто вчера.

Источник: GQ