«Я сижу такой в трусах и думаю "Вот черт, передо мной же Николь Кидман"»: интервью с Барри Кеоганом
Катерина Карслиди,

После премьеры фильма «Убийство священного оленя» на Каннском кинофестивале нам удалось взять интервью у Барри Кеогана, исполнившего роль зловещего подростка Мартина, обрушившего проклятье на семью персонажа Коллина Фаррела. Про парня на тот момент никто особо ничего не знал. Интервью было в рамках круглого стола, когда ты и еще 4 человека по очереди задают вопросы актеру. Мы начали с вопросов друг другу: «А сколько ему лет?», «Кто-нибудь вообще знает, как правильно произносится его фамилия?», «Я слышал, он играл в «Дюнкерке» у Нолана». У «Дюнкерка» на тот момент вышел только трейлер, и никто не мог вспомнить, видел ли в нем Барри.

Молодой актер появился в студии в сопровождении молчаливого менеджера, которая не отлипала от телефона на протяжении всего интервью. На вид Барри не дашь больше 17 лет, да и не скажешь, что парень только что снялся в нескольких крупных проектах у именитых режиссеров (кажется, он сам еще на тот момент не до конца в это верил). Барри пожал всем руки, представился и с улыбкой сказал: «Это мой первый «Круглый стол», будьте со мной помягче».

--1

Как режиссер описал тебе персонажа Мартина?

Он не сказал ничего о том, через что прошел мой персонаж или откуда он родом. У меня была только информация, которая есть в сценарии. Йоргос не особо любит вдаваться в детали бэкграунда. Но это к лучшему в его случае: он создает новый стиль, новый жанр, это интересный материал для актера.

Вы заранее это обсуждали? Ведь то, как вы доносили диалог до зрителя – это просто невероятно.

Да, мне вообще было интересно, какого это — выдавать эмоциональные диалоги, оставаясь абсолютно спокойным. Я уже видел, как это работало в «Лобстере», при этом я еще и работал с Колином Фарреллом (Колин Фаррелл исполнил главную роль в предыдущем фильме Йоргоса Лантимоса «Лобстер»). Колин — настоящий мастер.

Как бы ты описал этот фильм своим друзьям?

Ох, они понятия не имеют, во что я ввязался. Я, наверное, порекомендую им сначала посмотреть «Лобстера», чтобы ввести их в курс дела.

Тебе понравилось играть этого персонажа?

Да! Я еще не видел фильм, но мне не казалось, что я играю устрашающего персонажа. Когда я читал сценарий, Мартин казался мне вполне обычным тинейджером, который просто переживает тяжелый период в жизни. Поэтому я не пытался намеренно сделать его пугающим.

Как ты решил заниматься актерским мастерством?

Я начал заниматься актерским мастерством примерно лет в 17. У нас было открытое прослушивание на местный фильм «Между каналами», я решил позвонить режиссеру. Он, кстати, тоже в Каннах сейчас. Свой новый фильм привез. Так вот, он поднял трубку, мы немного поговорили, и он предложил мне роль.

А что тебя толкнуло на то, чтобы позвонить режиссеру?

Ну, деньги же! (смеется) Я соврал, конечно, об опыте и надеялся, что меня не раскусят. Я помню, как в школе участвовал в какой-то сценке, и мне нравилось, как на это реагирует публика, им было по душе то, что я делаю. Тогда я подумал: окей, в принципе, я могу этим заниматься. Ну и к тому же я много фильмов смотрел, ирландских в том числе. Меня очень вдохновляли и Коллин Фаррел, и Киллиан Мерфи, глядя на них, я думал, что тоже хотел бы стать актером.

А чем бы ты занимался, если бы у тебя не получилось стать актером?

Я бы просто боксу посвятил все свое время.

Ну ты и сейчас можешь эти два занятия совмещать.

А я, кстати, совмещаю. Я провел 8 недель в боксерском клубе в Цинциннати, они даже мой фильм поддерживают у себя в Твиттере! В общем, да, я буду продолжать этим заниматься.

Может ты нам заодно расскажешь про работу с Кристофером Ноланом?

Крис... он... ох, он мастер! Как и Йоргос. Я получил роль в «Убийстве священного оленя» как раз во время съемок «Дюнкерка». Из огня да в полымя прям. Это два мастера: Йоргос создает новый жанр, у него свой неповторимый стиль, а Крис... у него абсолютно уникальное видение. Они в чем-то даже похожи. Обычно режиссеры любят долго распинаться, чтобы объяснить, чего они от тебя хотят, но Йоргосу и Крису достаточно пары слов, чтобы донести до тебя свою мысль.

Какие проекты тебя больше привлекают: независимые фильмы, как у Йоргоса, или блокбастеры? В каких фильмах ты бы хотел сниматься в будущем?

Я бы определенно хотел работать с режиссерами как Крис и Йоргос. С режиссерами, которые создают что-то новое. Все, конечно, зависит от сценария, но блокбастеры...

Ты не сильно в них заинтересован?

Не особо.

А как же фильмы о супергероях?

О, тут я отрицать не стану, что очень хочу когда-нибудь сыграть Робина в фильме про Бэтмена.

Сейчас у тебя ведь есть агент в Америке? Ты будешь работать с американскими режиссерами?

Да, этот фильм стал для меня большим толчком вперед. Я думаю потом встретиться с новыми режиссерами, может, обсудить новые проекты. Но я еще точно не знаю, что будет дальше.

Твоя жизнь, должно быть, резко изменилась. Сколько тебе лет сейчас?

Мне 24.

Но ты выглядишь гораздо моложе в фильме!

Да? Может это и не я был в фильме!

А ты все еще живешь в Дублине?

Я живу в Ирландии, в небольшом городе под Дублином.

А кто-нибудь из твоей семьи занимается искусством?

Нет, что вы. Даже больше скажу: никто в моем городке к искусству никак не относится.

Люди там уже начинают тебя узнавать на улицах?

Да, но только если они меня видели в каком-нибудь шоу на ТВ. Возможно, потом будут узнавать меня благодаря фильмам, в которых я снялся. Я не жалуюсь, если меня узнают.

Девочки наверно так и липнут...

Оооо, я не должен об этом говорить, иначе попаду в передрягу. Я сейчас в отношениях все-таки. Так что лучше не задавать такие вопросы.

(все смеются)

Американский акцент тебе трудно дался?

Да. Мне пришлось много работать над ним.

Что тебе больше всего нравится в твоем новом образе жизни?

Мне нравится знакомиться с новыми людьми. Талантливыми людьми. Если я нахожусь среди актеров, то я стараюсь узнавать больше об их опыте и чему-то учиться. На съемках «Убийства священного оленя» Колин и Николь были для меня хорошими наставниками.

9153086-3x2-940x627

Как ты готовишься к роли?

Я думаю, что у каждого актера свои методы. Я, например, даю своей бабушке прочитать сценарий и прошу ее написать вопросы к моему персонажу, как если бы он был человеком, о котором она ничего не знала. Она понятия не имеет зачем это, но она пишет вопросы, как я прошу. Правда для подготовки к «Убийству священного оленя» мы так не делали. Но мы использовали этот метод для «Американских животных» и «Дюнкерка».

А чем ты мечтал заниматься, когда был маленьким? Боксом?

Да, именно. Я хотел заниматься боксом. Еще у меня есть список режиссеров, с которыми я мечтаю когда-нибудь поработать.

Поделись с нами их именами

Йоргос был в моем списке! Невероятно, правда?

Ты добавил его в свой список, когда посмотрел «Лобстера»?

Когда я посмотрел «Лобстера», я подумал «А-А-А-А-А! Как же я хочу сняться в подобном фильме»!

А как тебе его предыдущие фильмы?

Обожаю их! Тот же «Клык», они все в одном тоне сделаны, режиссер будто создает свой собственный жанр и это невероятно.

Весело, наверное, с ним работать.

Конечно. Мы работали в довольно расслабленной атмосфере, все знали свои роли и свои реплики, и мы просто веселились и наслаждались процессом.

В тебе включался фанат, когда ты осознавал, что работаешь с такими крупными звездами, как Николь Кидман?

Конечно! Представьте, мы вот снимаем сцену, я сижу такой в трусах и думаю «Вот черт, передо мной же ходит Николь Кидман»! Но и она, и Колин относятся к молодым и не особо опытным коллегам очень бережно и всегда сильно поддерживают. Поэтому я часто забывал, что окружен звездами первой величины. Вся эта популярность вообще относительна. Когда я встречал именитых режиссеров, и разбрасывался их именами перед моей бабушкой, она непонимающе на меня смотрела и спрашивала «А это еще кто?».

image

В «Дюнкерке» ты ведь тоже работал с известными актерами?

Да, с Киллианом Мерфи и Марком Райленсом. Они меня в покер научили играть! Мы часто в перерывах отдыхали на лодке и играли. Марк потом всем говорил, чтобы никто со мной в покер не играл, потому что я часто у него выигрывал.

Вечером этого же дня, когда мы попали на вечеринку, посвященную премьере «Убийства священного оленя», разделение на звезд и обычных людей снова вступило в силу. В части зала, где Николь Кидман, Коллин Фаррел и Йоргос Лантимос приветствовали гостей из киноиндустрии (и Памелу Андерсон, один Бог знает, как она там оказалась), с непоколебимым видом стояли охранники и вежливо всех разворачивали. И только Барри Кеоган, изрядно напившись шампанского, с абсолютно счастливым видом танцевал где-то недалеко от нас и иногда даже подмигивал.