«Окно в Европу-2018». Фестивальный дневник, часть 2
Даша Постнова,

На выборгском кинофестивале «Окно в Европу» мы не только пили, но и смотрели фильмы. Во втором выпуске нашего дневника — бодрый аттракцион с Ткачуком, Крюковым и Курковой, лучшая картина фестиваля («Амбивалентность» Антона Бильжо), черно-белая лента в лучших традициях Тарковского, раздражающий игровой дебют Павла Мирзоева и еще одна хорошая лента с хорошим Алексеем Серебряковым.


Беглецы
реж. Ара Оганесян, в ролях: Константин Крюков, Евгений Ткачук, Равшана Куркова, Алексей Маклаков, Максим Виторган

Популярный певец Алекс (Константин Крюков) ведет чрезвычайно рок-н-ролльный образ жизни и приносит столько головной боли своим продюсерам, что те решают радикально убрать проблему — то есть убрать самого Алекса. Его заказывают киллеру с лицом Евгения Ткачука, но в итоге что-то (все) идет не так.

«Беглецы» — это забавный и бодрый аттракцион без оглядки на состыковки и несостыковки сюжета, доведенный местами до абсурда. Этот фильм отлично смотрится и на кинофестивале, где слишком много кино «на серьезных щах», и (давайте представим) на тв, где мы не так часто видимо что-то достойное. Отдельно, конечно, стоит отметить гомерически смешного Ткачука — хотелось бы уже его видеть почаще в комедийных ролях.


Амбивалентность
реж. Антон Бильжо, в ролях: Данил Стеклов, Егор Морозов, Ольга Цирсен

Два студента-психиатра Петя и Стас (талантливейшие Данил Стеклов и Егор Морозов соответственно) — лучшие друзья. Петя играет в рок-группе и отлично ладит с обитателями психиатрической больницы, где они проходят практику. Стас зациклен на учебе и отлично ладит со своими образцовыми родителями. Но в какой-то момент Петя застревает с мамой Стаса Катериной Сергеевной (потрясающая Ольга Цирсен) в лифте, своеобразным способом помогает ей справиться с приступом клаустрофобии, и их отношения начинаются стремительно развиваться.

По нашему скромному мнению, это лучший фильм фестиваля. «Амбивалентность» — это многослойный психологический клубок, который можно бесконечно распутывать, в котором нет правых и неправых — есть только те, кто признается или не признается в своем безумии. Изящные реверансы «Нимфоманке» Триера и «Мечтателям», одна из лучших постельных сцен в российском кино последних лет, невероятное чувство стиля, ни одной лишней детали — дайте два.


Пепло
реж. Антон Моисеенко, в ролях: Алексей Сергеев, Игорь Сапрыкин, Татьяна Бойко, Николай Ханжаров

Это фильм-воспоминание, фильм-поиск: мы наблюдаем за одним днем из детства персонажа, проведенным в деревне с семьей. При этом взрослого героя мы не видим, не узнаем, какой он сейчас: только его история, точно набросанная в один день жизни, который уложился в 78 минут экранного времени. Отдельного упоминания заслуживают элегантные операторские и цветовые решения (тут не избежать параллелей с Тарковским).


Как я стал...
реж. Павел Мирзоев, в ролях: Павел Табаков, Ольга Лерман, Роза Хаируллина, Сергей Пускепалис

Саша (Павел Табаков) — студент, живущий на деньги богатого отца и ни в чем себе не отказывающий. Так все продолжается до поры до времени, пока парню в очередной раз не грозит отчисление из университета. Отцу надоедает договариваться с проректором, и он ставит сыну ультиматум: никаких денег до подтягивания хвостов. А тут еще выясняется, что девушка Саши изменяет ему с тем самым проректором, а потом в тот же вечер он встречает замужнюю девушку, в которую вроде как влюбляется.

Да, это снято очень красиво (неудивительно, ведь оператором здесь выступил Алишер Хамидходжаев, работавший, например, над «Аритмией»). Да, замечательные актеры, на каком-то подкожном уровне чувствующие своих персонажей. Но по итогу возникает один вопрос: зачем? Два часа наблюдать за бескрайним инфантилизмом главных героев — занятие довольно раздражающее, а больше в фильме ничего и нет.


Ван Гоги
реж. Сергей Ливнев, в ролях: Алексей Серебряков, Даниэль Ольбрыхский, Елена Коренева, Полина Агуреева

9-1_d_850

52-летний непризнанный художник, живущий в Израиле (Алексей Серебряков) приезжает в Ригу к своему отцу, известному дирижеру (Даниэль Ольбрыхский). У того, как выясняется, серьезные проблемы со здоровьем: сложная форма деменции. Сын вроде бы и готов остаться рядом, но его мучают детские обиды, ставшие за это время взрослыми (а держать обиду там, мягко говоря, есть за что).

«Ван Гоги» — это фильм, который бьет в самые болевые точки, в вопросы, которые мы всегда откладываем на потом или не можем решить в принципе. Что, например, делать, если родители смертельно больны, а на месте отношений с ними — руины, поскольку они всю жизнь врали тебе в каких-то фундаментальных вещах? Главные претензии к ленте со стороны зрителей (особенно мужского пола) звучали как «Ну не может 50-летний мужик вот так решать свои отношения с отцом». Нет, может: невероятно, но у взрослых мужчин тоже есть эмоции, они тоже могут рыдать, у них могут быть нерешенные детские проблемы. Да, где-то лента немного перегибает палку с морализаторством, навязывая свою точку зрения, но без этого, наверное, обойтись тяжело.