«Лобстер»: Руки-Ноги За Любовь


В мире, где быть одиноким — это преступление, всех нарушителей отправляют в специальные отели, в которых они должны найти себе пару в течение 45 дней. По правилам отеля ваш партнер должен быть чем-то похож на вас, а если в отношениях возникают сложности, то к вам приставляют ребенка. Никаких хитростей и уловок: мастурбация здесь под строжайшим запретом, а тех, кто не успевает остепениться, превращают в любое животное на выбор. «Вот почему в мире так много собак». Противники подобной системы живут в лесу, но у них тоже есть свод правил: за поцелуй отрезают губы, за секс... лучше вам не знать. А следит за порядком хладнокровная надзирательница. Раз в сутки люди из отеля едут в лес охотиться на отшельников: один убитый лесной оппозиционер добавит вам один день к отведенному сроку в отеле. Так и жил грустный и разведенный архитектор Дэвид, пока не встретил в лесу близорукую охотницу на кроликов.

Англоязычный дебют греческого режиссера Йоргоса Лантимоса получил приз жюри на Каннском кинофестивале и растопил сердца критиков. Повысив ставки при выходе на мировой уровень, Лантимосу удалось превзойти свои предыдущие работы, не изменив собственному стилю и не распугав голливудских инвесторов, что в наше время большая редкость. Этот фильм, как и предыдущая картина режиссера, пропитан желанием сбежать от навязанных обществом законов, которые кажутся ему такими же нелепыми, как поджаренная в тостере рука в наказание за мастурбацию. Даже лесные «бунтари» живут согласно некому кодексу правил, создавая себе ограничения, от которых и бегут главные герои. Вывернув рычаг абсурда на максимум, Лантимос выдал сюрреалистическую сатиру на современное общество, затронув ряд остросоциальных проблем: от института семьи до конфликта власти и оппозиции.

Некоторых зрителей может смутить закадровый голос, который все время описывает происходящее так, будто зачитывает вслух книгу. Но этот, казалось бы, избитый прием, да еще в такой высокопарной форме, становится важной деталью фильма, поскольку режиссеру хватает мастерства использовать его с чувством, толком и расстановкой. Сюрреалистическая атмосфера, подчеркнутая тревожным лязганьем виолончели, вкупе с диалогами на грани нервного срыва и механической актерской игрой, свойственной для фильмов Лантимоса, делают «Лобстер» уникальным фильмом.

Колин Фаррелл предстал в совершенно несвойственном актеру образе и справился с работой на ура, тем самым доказав, что может обуздать любую роль, как пинту настоящего ирландского пива. А вот Леа Сейду и ее невозмутимое лицо были просто созданы для роли надзирательницы. Про кастинг фильма можно говорить часами, поскольку попадания в образы были стопроцентными: шепелявый Джон Си Райли и взвинченный Бен Уишоу, чью харизму не оспорит даже Джонни Кокран, были вишенкой на этом антиутопическом торте. И, конечно же, режиссер не забыл про свою талантливую музу Аггелику Папоулью, сопровождавшую его в двух предыдущих фильмах. Возможно теперь Йоргос заменит ее на Рэйчел Вайс, ведь парочка так хорошо сработалась, что Вайс получила роль в его следующем фильме. Но сейчас не об этом.

Купив билет на «Лобстера», вы неплохо сэкономите на психологе. Правда, это касается людей с предрасположенностью к самоанализу, остальные рискуют потратить на услуги мозгоправа еще больше денег. Открытый финал неизбежно повлечет за собой споры, в которых, как известно, рождается истина. Но эта истина касается не героя Колина Фаррелла, не окружающих людей, а лично вас. «Лобстер» не выдает универсальных решений для самых важных и сложных задач в жизни. Каждый сам для себя отвечает на поставленный режиссером вопрос: «На что ты готов пойти ради любви?».

Катерина Карслиди


comments powered by Disqus