«Жертвуя пешкой»: Третья мировая на шахматной доске


Бобби Фишер — гениальный игрок, получивший все возможные шахматные титулы с пометкой «самый молодой в истории». Непокоренной вершиной осталось только звание чемпиона мира. Для этого Бобби надо обыграть советского шахматиста Бориса Спасского, его наваждение и первоцель. Фильм представляет из себя последовательный рассказ о жизни Бобби с самого детства до знаменитого поединка и позволяет ненадолго заглянуть в сознание шахматиста и понять, чем обусловлены все его решения.

Интересно, что в этом году прослеживается голливудская тенденция снимать фильмы о противостоянии американцев и русских. Самое примечательное в этом тренде то, что русские больше не враги народа и не бесчувственные чурбаны с каменными лицами. В «Агентах А.Н.К.Л.» Гая Ричи советского агента сыграл видный Арми Хаммер, чей персонаж вызывал не меньшую симпатию, чем кавилловский Наполеон Соло. В фильме Спилберга «Шпионский мост» присутствует здравый взгляд на ситуацию и адекватное изображение Советов даже в рамках Холодной Войны. Теперь настала очередь Эдварда Цвика, который в картине «Жертвуя пешкой» взял на роль русского шахматиста Лива Шрайбера. В его исполнении Борис Спасский выглядит прямо как рок-звезда: красив, горяч, статен. Хорошая тенденция.

Сюжет картины переносит нас во время, когда в шахматы играли в каждом доме, а за главным турниром следил весь мир. Такую популярность игра обрела благодаря интеллектуальной битве между США и Советским Союзом, а именно поединку Бобби Фишера с Борисом Спасским за звание чемпиона мира по шахматам в 1972 году в Рейкьявике. Вынужденный в одиночку противостоять десятку советских шахматистов и всему Советскому Союзу в их лице Фишер начинает страдать от паранойи и искать жучки даже в пломбах. Одержимость главного героя шахматами и заговорами задает нервный тон всему повествованию. Фильм служит буквально демонстрацией того, каким тяжелым грузом оборачивается гениальность для человека. Цвику удалось найти правильный градус психологического накала: сцены крайней паранойи перемежаются с забавными моментами и берегут таким образом нервы зрителя. Определяющим фактором здесь выступает игра Тоби Магуайера, которая с лихвой компенсирует недостаток его внешнего сходства с оригиналом.

Цвик не пытается рассуждать на темы, выходящие за рамки конкретного события. Режиссер концентрируется на историческом факте и излагает его очень страстно. Он снимает шахматы как футбол, как суперкубок, как битву. События смотрятся увлекательно и приковывают внимание, потому что поединок века, исход которого утвердит превосходство одной нации над другой, и значимость которого не меньше, чем гонка вооружений, представляет из себя битву интеллектов. И хотя весь мир видит в этом событии что-то глобальное, для его участников нет ничего глобальнее шахмат, и только игра сама по себе имеет значение.

Создатели картины умеют смеяться над другими и над собой и делают это по-доброму, без злобы или зависти. Неизбежная тема прослушек и противостояния стран представлена в фильме таким образом, что вызывает улыбку. Спасский воспринимает это спокойно, как необходимость и данность, а для Фишера это вопрос личный, и его выпады «хочу как у русских» вызваны эго, паранойей и собственными соображениями, интересы страны его не волнуют. Все это дарит картине такое обаяние, что даже хочется вернуть то время, когда самым известным в мире человеком мог быть шахматист.

Примечательно, что режиссер заканчивает повествование именно на завершении поединка, а после этого вставляет всего пару общих фраз о дальнейшей судьбе Бобби. Как известно, Фишер — неоднозначная в США фигура: он заставил всех говорить об американцах, как о нации с выдающимися умственными способностями, но по мере прогресса его душевного недуга в голову Фишеру приходили совсем безумные идеи, о которых он не видел нужды молчать. Так, Бобби Фишер придерживался антисемитских идей и выступал против американского правительства, из-за чего неоднократно попадал в неприятные ситуации. Но Цвик прав в том, что избегает разговоров об этих страницах жизни шахматиста. Ведь безумие — это страшно, и оно не должно перечеркивать поистине великие заслуги.

Анастасия Муяссарова


comments powered by Disqus