Канны 2016: Подожди-дожди-дожди


Каннский кинофестиваль продолжает набирать обороты, тучи над Круазетт не хотят рассеиваться, а к журналистам с желтыми бейджами все еще относятся как к человеческому мусору. Рассказываем, что такое «желтый бейдж»: все журналисты перед пресс-конференциями или скринингами проходят сортировку: сначала крупнейшие издания типа THR и Variety с белыми бейджами, потом ребята поменьше с розовыми, потом средний класс с синими, ну и низшее звено с желтыми, если только останутся места. Причем ты обречен носить желтый бейдж в свои первые фестивальные годы, поэтому альтернативы нет, нужно закалять характер. Сурово, но справедливо. Так мы не попали на долгожданный фильм Алехандро Ходоровски, которого всем сердцем любим; поцеловали красную ковровую дорожку на премьере «Американского мёда», ради которого простояли под дождем полтора часа; и послали воздушный поцелуй стремительно удаляющейся в пресс-зал Джоди Фостер. Но мы не привыкли отчаиваться и продолжаем наше вещание из самого сердца фестиваля, ведь впереди столько всего интересного! Помимо вишенок на торте (до которых мы еще доберемся) в конкурсной программе нас поджидали и разочарования.

Например, работа триумфатора «Особого взгляда» Алена Гироди, ухватившего режиссерский приз за триллер «Незнакомец у озера» в 2013 году. Новый фильм француза «Стоять прямо» рассказывает историю о незадачливом сценаристе, который путешествует по глубинке Франции и старается найти вдохновение в общении с незнакомцами. Поиски приводят его к миловидной пастушке, с которой у него моментально завязывается роман и появляется ребёнок, но текст сценария все никак не идёт. Параллельно он навещает молодого парнишку, который живёт с очень старым любовником, фанатом Pink Floyd, и отказывается от навязчивых предложений об актёрской карьере. Так и продолжаются душевные метания главного героя, пока тот не находит свою зону комфорта.

Режиссер старательно стирает границы сна и реальности, превращая фильм в смузи из абсурда и черного юмора. Гироди напичкал картину пустым эпатажем, сделав столько крупных планов половых органов, сколько вообще возможно. Играя с сексуальностью своих персонажей, как с футбольным мячом, он будто нарочно каждый раз бьёт мимо ворот. Через какое-то время перестаешь удивляться попытке свести главного героя с дедушкой его ребенка, а к концу фильма уже можно получать диплом по исследованию геронтофилии. Яростные отзывы режиссеру явно только на руку, негативный пиар тоже пиар (в конце концов на этом построена целая карьера Майли Сайрус). В целом картина напоминает вызывающий арт-объект на выставке современного искусства: если кто-то захочет найти в нем смысл — он его найдет, вот только вряд ли сможет что-то внятно растолковать.


Далее нас ждал увлекательный, но беспощадно долгий фильм «Сьераневада» одного из основоположников румынской новой волны Кристи Пую, победившего в программе «Особый взгляд» Каннского кинофестиваля в 2005 году с фильмом «Смерть господина Лазареску».

Режиссер и на этот раз не обошел тему смерти: вся семья собирается за поминальным столом по случаю 40 дней с тех пор, как не стало главы семейства. В тесную и захламлённую квартиру, по интерьеру неотличимую от нашей родной русской хрущевки, набиваются все ближайшие родственники усопшего и три часа пытаются добраться до поминального стола и отужинать. Но не так все просто, как кажется: то священник задерживается, то выясняется, что дядюшка Тони полжизни изменял тетушке Офелии, то племянница приводит в дом пьяную в хлам подругу, а центральный персонаж Ленни, сын покойного, пытается навести хоть какой-то порядок и наконец поесть.

Учитывая трехчасовой хронометраж, зритель невольно становится участником происходящего, потому что голод не тетка Офелия, и вы точно так же, как и персонажи фильма, к середине действия сильно проголодаетесь, что будет значительно усиливать реакцию на некоторые сюжетные повороты. Эффект полного погружения, наверное, и есть главная цель гиперреализма. Тем более, что у бывших социалистических стран много общего – чувствуется, будто вы сами зашли на огонек к родственникам. Действие фиксируется долгими планами, камера орудует в основном из коридора, перемещаясь от двери к двери и редко переходя в пространство комнаты до того момента, как собравшиеся наконец ни объединятся за столом. Местами комичный, обстоятельный и настоящий, как сама жизнь, фильм покорит сердце искушенного зрителя, но крепко усыпит неподготовленного.


А для тех, кто спрашивал, возможно ли попасть на фестиваль без аккредитации и не будучи участником/дистрибьютором, ответ — да, но без какой-либо гарантии. На выходе из Дворца фестивалей можно встретить людей вот с такими табличками, особо везучим достаются пригласительные:

Если нас не пустят ещё на пару премьер, мы тоже такие таблички нарисуем.


В скором времени ждите ревью на следующие фильмы: «Тони Эрдманн» Марен Аде (наш фаворит фестиваля на данный момент), «Ученик» Кирилла Серебренникова, «В тихом омуте» Брюно Дюмона, «Служанка» Пак Чхан Ука и «Славные парни» Шейна Блэка.

Подписывайтесь на наши аккаунты в Twitter и Instagram, чтобы быть в курсе всех событий.


Отчет с первого дня фестиваля можно прочитать здесь.

Также мы писали рецензии на новый фильм Пабло Ларраина «Неруда», режиссерский проект Джоди Фостер «Финансовый монстр», картину Кена Лоуча «Я, Дэниел Блейк» и новую ленту Вуди Аллена «Светская жизнь».


comments powered by Disqus