Гибель богов


Saint Laurent / Сен-Лоран. Стиль - это я

Режиссер: Бертран Бонелло
В ролях: Гаспар Ульель, Жереми Ренье, Луи Гаррель, Леа Сейду
Жанр: Биографическая драма

В 21 год возглавил Dior. Шил костюмы для Катрин Денев. Первым пригласил темнокожих манекенщиц для участия в показах мод. Переписывался с Энди Уорхолом. Двадцать дней провел в армии в Алжире. Жалел в своей жизни только об одном – что джинсы придумал не он.

Ив Сена-Лорана, великого модельера, как-то «похоронили» при жизни – по нелепой случайности объявили по радио, что он умер. Спустя много лет Бертран Бонелло в своем фильме, как будто в отместку тому неловкому сообщению, пытается доказать, что Ив никогда по-настоящему не умирал. Рукописи не горят, платья – тоже.

Бонелло в самом начале фильма берет отличный темп – очень бодрый, в двух-трех штрихах он умудряется показать, каким глубоко преданным своему делу творцом был Ив. Многие подробности вынесены за скобки (например, те самые двадцать дней в Алжире), и именно эта экономия на, казалось бы, важных деталях делает первые минут тридцать фильма безумно увлекательными. Однако потом, будто путаясь в бесконечных шелках, он спотыкается, падает и, видимо, ударяется так сильно, что дальше ведет свое повествование медленнее, осторожнее и, что греха таить, скучнее. Сен-Лоран был выдающимся коллекционером, Бонелло тоже как будто собирает фильм из отдельных артефактов памяти, плывет по ее волнам, однако у памяти есть свойство отбраковывать все лишнее, не представляющее интереса, Бертрану же удается это далеко не всегда. Но что у него не отнять – он отлично чувствует время и умеет передать его дух.

Конечно, эта картина – чуть больше, чем рядовой байопик в стиле «посмотрите, каким он парнем был», она задумана гораздо тоньше. Бонелло через запятую цитирует важных для Лорана художников и писателей, остроумно передает привет Хельмуту Бергеру (он играет в ленте Ива в старости) в сцене, где главный герой смотрит «Гибель Богов». К тому же, Гаспар Ульель умудрился привнести в роль столько тепла, что Ив перестает казаться каким-то далеким героем, который талантливо рисовал, прожил бурную жизнь, а потом умер, оставив после себя громкий бренд и пару броских нарядов. Образ из дорогих журналов про моду превращается в человека, которому можно сопереживать, которого можно осуждать, любить или ненавидеть. Но вместе с тем Бертран выпускает из рук целые линии, которые могли бы придать фильму дополнительную глубину. Например, довольно плохо отображена связь модельера с Лулу и Бетти, которые в жизни по-настоящему оберегали его. Это могла бы быть очень трогательная история, но Бертран изобразил девушек скорее как веселых муз, которым иногда не лень прийти к художнику в больницу.

«Мне 33, а я чувствую себя на все сто» - как-то говорит Ив и с фильмом примерно та же история. Вроде бы речь идет про невыносимую легкость бытия, но где-то с середины картины возникает ощущение, что с каждым эпизодом лента теряет какие-то важные шестеренки, с помощью которых вырабатывается магия, бытие перестает быть легким и становится просто невыносимым. Понятно, что Бертран ближе к концу фильма показывает нам увядание, пресловутую «гибель богов», но этот процесс – тоже по-своему прекрасен, а тут – только тоска и дежурные фразы. И даже блестящий, полный жизни финал не способен спасти от этого ощущения холода.

Мария Ремига


comments powered by Disqus