Русское поле экспериментов: «Черная вода», «Блокбастер»
Maria Remiga,
«Черная вода» и «Блокбастер» — фильмы с абсолютно разных планет, однако роднит их трудная закадровая история. Ленту Каримова впервые показали почти год назад на фестивале «Окно в Европу», который проходит в Выборге. После этого картина канула в лету, прихватив с собой прокатные перспективы, которые и так не блистали, поскольку «Черная вода» представляет собой густой, как предрассветный туман, хоррор-триллер-нуар с надломленной внутренней логикой.

На этой неделе в прокат вышло две российские картины непростой судьбы — «Черная вода» Романа Каримова и «Блокбастер» Романа Волобуева. В честь этого мы решили расчехлить нашу опасную для здоровья рубрику «человек ходит в кино только на русские фильмы, а потом умирает». Тем более что с момента её последнего выпуска многое изменилось, и теперь шансы выжить в этом увлекательном путешествии сквозь время и пространство гораздо выше.

«Черная вода» и «Блокбастер» — фильмы с абсолютно разных планет, однако роднит их трудная закадровая история. Ленту Каримова впервые показали почти год назад на фестивале «Окно в Европу», который проходит в Выборге. После этого картина канула в лету, прихватив с собой прокатные перспективы, которые и так не блистали, поскольку «Черная вода» представляет собой густой, как предрассветный туман, хоррор-триллер-нуар с надломленной внутренней логикой. Не самый, строго говоря, дружелюбный к массовому зрителю вариант. Каримов за это время успел немножко от проекта откреститься и снять более привычную для себя комедию «Гуляй, Вася». В общем, те три с половиной человека, что в принципе слышали про фильм, ждать его на большом экране совсем отчаялись. Однако внезапно «Централ Партнершип» сделали ход темной лошадкой и пустили ленту на довольно приличное количество экранов.

У «Блокбастера» же сначала всё складывалось спокойно. Заманчивый криминальный сюжет, звезды в актерском составе (в диапазоне от Евгения Цыганова до Михаила Ефремова), статус уверенного шага на большую сцену от некогда лучшего кинокритика страны, чей камерный режиссерский дебют не предполагал такого сильного света софитов. Всё шло как по маслу вплоть до премьеры на «Кинотавре-2017», где Волобуев вышел к публике и сказал, что это первый и последний раз, когда картина демонстрируется с его именем в титрах. Выяснилось, что продюсерский вариант, который попал на фестиваль и который впоследствии вышел в прокат, сильно отличается от режиссерской версии. Сравнив ситуацию с тяжелым разводом, Волобуев отошел в тень, а картина наоборот получила дополнительное внимание прессы и зрителей: после теплого приема на Кинотавре количество копий было увеличено.

«Черная вода» шла к кинотеатрам долго и загадочно, и сам фильм не предрасположен к тому, чтобы нагло и уверенно выбивать двери ногой. Картина вообще очень похожа на непрошеного гостя, который случайно забежал в квартиру, спасаясь от дождя, и теперь напряженно сидит на диване напротив, источая угрозу. Типовой для «страшилки» сюжет — трое молодых людей едут в глухую деревню чинить заброшенную яхту и разбираться с со своими личными проблемами — довольно быстро начинает вязнуть в мутном психологизме и несколько утомительных разборках между героями. Однако Каримова как всегда выручает способность менять жанры, как перчатки. Хоррор-завязка мутирует в драму, потом в детектив, а ближе к финалу и вовсе превращается в довольно атмосферный триллер.

То, что сценарий явно писался в бреду, поначалу может бесить, однако по мере просмотра начинаешь понимать, что так даже и лучше. Периодически игнорируя логику, спотыкаясь на ровном месте, фильм проваливается в какую-то жутковатую яму, где неуютно, но интересно. «Черная вода» явно передает привет самым мрачным лентам из каталога американской компании А24, но в ее основе лежит русская хтонь, которая, как известно, пленных не берет. И, наверное, есть какой-то высший смысл в том, что самого странного и самого страшного героя играет Евгений Алёхин — человек, придумавший группы «Ночные грузчики» и «Макулатура» и отлично умеющий ввергать в тоску одними голосовыми модуляциями.

Интересно, что единственный полноценный женский персонаж в фильме в исполнении Ирины Старшенбаум по ходу развития сюжета из капризной, слегка высокомерной красотки мутирует в мистическое чудовище, эдакую дальнюю родственницу Иссерли из «Побудь в моей шкуре», высасывающую силы из всех попадающихся ей на пути мужчин. Учитывая, что девушки у Каримова обычно прописаны с позиций, близких к адекватным (вспомнить тот же «Гуляй, Вася» да и «Неадекватных людей» тоже), то спишем данный случай на игру с символизмом.

Что касается девушек и адекватных позиций, то только ленивый еще не указал на то, что «Блокбастер» — первый русский фильм в новейшей истории, не боящийся открыто продвигать идеи феминизма. Более того, он довольно точно отражает и общественную реакцию на них. Когда одна из главных героинь в прямом эфире произносит пламенную речь на тему того, как белые успешные мужчины издеваются над девушками из провинции, продюсер программы, искренне восхищаясь, всё равно на монтаже просит «вот этот феминизм отрезать». Вообще тот факт, что фильм хоть как-то фиксирует реальность, а не висит в воздухе вымышленной Москвы, как это часто бывает у нас в массовом кино, не может не радовать. Условностей и глупостей тут тоже предостаточно, но они скорее вызывают дурацкую улыбку, чем раздражение.

Сюжет картины основан на реальной истории фотомодели Джульетты Алмазовой, которая несколько лет назад совершила неудачный налет на точку микрокредитования. В «Блокбастере» Джульетта стала Наташей Тюльпановой (Анна Чиповская), и к ней прибавилась сообщница поневоле, телеведущая Лиза (Светлана Устинова), которой не посчастливилось заедать свое расставание с парнем шаурмой в кафе по соседству с местом преступления.

«Блокбастер» удобно и здорово раскладывать на сноски, поскольку это немножко «Малхолланд Драйв», снятый немножко Тарантино (минус эротизм плюс фильтры а-ля Рефн). Волобуев говорил, что в картине остались несколько его «маленьких побед» и потому, видимо, фильму не страшны ни сокращения сюжетных линий, ни выпавшие напрочь герои, ни рваный монтажный ритм. И если в «Холодном фронте» взгляд через плечо и постоянное умолчание (когда камера замирает в миллиметре от самого интересного) периодически шли в минус, то здесь это помогает развинтить жанр развлекательного кино с погонями, не упустив ключевой момент: зрителю должно быть весело. Какой конкретно хотел сделать фильм сам Волобуев, нам остается только догадываться, и в принципе игра «собери режиссерскую версию по пасхалкам» может занять не хуже основной линии. Но «Блокбастер» отлично работает и как поп-корн на вечер, и как приманка для синефилов, и как простая история о начале прекрасной дружбы. Ибо в финале все смыслы обнуляются и становится не важно ни противостояние между Москвой и провинцией, ни феминисткий подтекст, ни цитаты из Линча — неоновый душный Ад остается позади, а герои наконец-то вырываются на свободу.