«Белоснежка и охотник 2»: Зима в сердце, на душе вьюга


У королевы Равенны (Шарлиз Терон) опять проблемы. Убив очередного короля и отобрав у него владения, она ведет увлекательные беседы с золотым зеркалом, и в один далеко не прекрасный день оно авторитетно заявляет ей, что скоро появится дева, которая затмит ее своей красотой. К несчастью, эта участь выпадет будущей дочери ее сестры Фреи (Эмили Блант), которая настолько влюблена и счастлива, что не замечает вообще ничего. Равенна, недолго думая, рушит к чертям личную жизнь Фреи, та впадает в холодную тоску и покидает королевство в поисках самореализации на поприще замораживания всего и вся. Завоевав парочку земель, она вымещает свои комплексы на специально украденных детях, из которых в будущем должна получиться преданная ей армия. Время идет, дети растут, и два лучших воина — Эрик (Крис Хемсворт) и Сара (Джессика Честейн) — намертво влюбляются друг в друга, что противоречит суровым законам королевства. Фрея в ярости, все идет наперекосяк, и это, разумеется, только начало.

Приквел-сиквел мрачноватого ремикса знаменитой сказки про прекрасную Белоснежку еще на стадии трейлера способен придавить своей монументальностью — создатели, кажется, сумели впихнуть в картину все, что сияет, бряцает, героически кричит и воспевает добро. От мучительной тягучести первого фильма не осталось и следа: события на этот раз развиваются довольно быстро, охотник меньше пьет и постоянно совершает нечто вроде подвигов, гномы успевают несколько раз вполне удачно пошутить (имеется даже визуальная цитата из «Чужого» с участием гнома и гоблина), а женские персонажи прописаны четче и смелее. Если приглядеться, то в картине можно увидеть не только ветхозаветное противостояние добра и зла, но и куда более любопытные войны: разум против чувств, женщины против мужчин и даже схватку двух разных моделей феминизма — радикального (Равенна с ее выжигающими все живое принципами) и умеренного (достойное поведение Сары, которая не желает быть бесплатным приложением к своему возлюбленному, и вообще прекрасно справляется со всем сама).

Впрочем, подтексты здесь все же не главное, и на первый план по старой доброй традиции выходят дивные компьютерные леса, бодрые рукопашные и пламенные речи на тему того, что любовь — штука, конечно, сложная, но без нее ну вот никак прям. И это скорее хорошо, чем плохо, поскольку лента не пытается обмануть зрителя и честно заявляет: мы вообще-то ничего такого не хотели, у нас тут просто концерт по заявкам, хлеб и зрелища, стихи и проза, лед и пламень. Концерт получился ничего такой: от топота копыт пыль по полю летит, Хемсворт обаятельно улыбается, Честейн смешно дубасит все, что попадается под руку, Эмили Блант то и дело норовит красиво распасться на куски, а про Терон вообще ничего внятного сказать не получается — одно восторженное мычание. Ее, впрочем, маловато, но оно и понятно: ей достался самый козырный персонаж, и на фоне ее властных ужимок все остальные герои кажутся невзрачными статистами. Но, несмотря на общую складность, по-настоящему проникнуться картиной все же не получается, поскольку она слишком тяжеловесна, слишком навязчиво разыграна по нотам, чтобы оторвать зрителя от земли и изящно воспарить с ним в высь.

Мария Ремига


comments powered by Disqus