«Сноуден»: Большой Брат следит за тобой


Сноуден / Snowden
Режиссер: Оливер Стоун
В главных ролях: Джозеф Гордон-Левитт, Шейлин Вудли, Мелисса Лео, Закари Куинто, Рис Иванс, Николас Кейдж
Дата премьеры: 15 сентября

Биографический фильм Оливера Стоуна об Эдварде Сноудене охватывает период с 2005 по 2013 год, за который произошли события от воинской службы до получения должности в ЦРУ и раскрытия засекреченной информации АНБ. Сказать, что картина запоздала — ничего не сказать. За, казалось бы, короткий промежуток времени личность Сноудена была освещена со всех сторон всеми известными способами: бесконечные статьи в СМИ, телепередачи, книги, наконец, документальный фильм Лоры Пойтрас Citizenfour, который был удостоен премии «Оскар». И теперь Стоун решил внести свой вклад и рассказать, каким Сноуден парнем был. А что еще оставалось делать, учитывая, что самый выгодный и захватывающий с точки зрения кинематографа процесс — передача секретных файлов журналистам — уже был запечатлен вышеупомянутой Пойтрас.

Начиная картину со сцены встречи Сноудена с документалисткой и репортерами в Гонконге, режиссер невольно использует в качестве остова для своего сюжета Citizenfour. По мере повествования ему приходится воссоздавать (можно сказать, копировать) оттуда целые эпизоды, что сразу ставит Стоуна в невыгодное положение. Мало того, что это дословный повтор того, что все уже и так видели, нетрудно догадаться, что неигровая съемка в силу своей достоверности и непредвзятости вызывает куда более яркие эмоции, чем постановочная картина. Стоун словно разбавляет чистое содержание сантиментами, и на том месте документального фильма, где реальный Сноуден решает не вдаваться в детали истории, режиссер начинает свой рассказ, состоящий как раз из тех самых деталей. К сожалению, выглядит это все как копание в грязном белье.

Оливер Стоун не раз заявлял, что самое важное для него в ленте — раскрыть личность Эдварда и показать его непростое существование, но режиссер выдает такие стандартные картинки, что поверить в их живость не представляется возможным. Вдобавок Стоун упивается сценами любовных дрязг между героями вместо того, чтобы углубляться в природу рискованного шага, на который отважился Эдвард. Можно даже сказать, что режиссер только путает факты и чуть ли не умаляет заслуги своего героя. Сюжетная сетка построена таким неудачным образом, что обнародование секретной информации кажется следствием личной обиды Сноудена на своего босса, а не взвешенным, четко спланированным и полным чувства социальной ответственности решением.

Но даже скатывание в средней руки шпионскую мелодраму оказывается не главным недостатком «Сноудена», потому что картина, совершенно того не скрывая, держит зрителя за дурака, пережевывая то, что уже было им выплюнуто. Примерно треть хронометража потрачена на объяснение неудивительных фактов о том, что правительство может следить за людьми, которые ничего об этом не подозревают. Не обошлось и без стариковских нотаций, поданных как открытие, что свобода попирается, высшие чины лгут, а демократии не существует.

Устаревшие технические приемы и методы съемки только усиливают эффект запоздалости картины. Неоновая нейронная сеть, образующая глаз, могла впечатлить в качестве метафоры всеобъемлющей слежки только в конце 90-х, а подача типичного шпионского триллера буквально идет в разрез с историей человека, который доказал, что старые представления о разведке — просто детский лепет.

Если у кого-то теплится надежда на номинацию для Гордона-Левитта, то о ней можно забыть. Нельзя обвинить Джозефа в плохой игре, но Сноудена в его образе не было. Герой Левитта — это привычный типаж Джесси Айзенберга: неуверенный в себе, невротичный и отталкивающий умник, который в случае Джозефа хочет смотреться круто, но не знает как. В целом это выглядит так же неутешительно, как и сцена хакерской атаки под дабстеп. И если Стоун хотел добиться своей картиной эффекта открытия, то она не удивит даже человека, который четыре года пребывал в информационном вакууме.

Анастасия Муяссарова


comments powered by Disqus