Пойдем ко мне домой, я покажу свои кассеты


В далеких 80-х друзья Сэм Бреннер (Адам Сэндлер) и Уилл Купер (Кевин Джеймс) попали на открытие салона аркадных видеоигр. Сэм быстро набил руку в этом деле, попал на чемпионат и занял 2-е место, проиграв самопровозглашенному «Огненному бластеру» Эдди Планту (Питер Динклэйдж). Запись их состязания отправили в космос, как своеобразный «привет» инопланетянам, и благополучно забыли об этом.

Много лет спустя Уилл стал президентом, Эдди угодил в тюрьму, Сэм так и остался «ботаном», а инопланетяне получили «привет», восприняли его как угрозу и решили атаковать планету. Они взяли за основу олдскульные видеоигры, оживили всяких «пакманов» и «змеек», сообщив людям, что если они проиграют три раунда, то Землю разнесут на пиксели. Поскольку спецназ и военно-воздушные силы не рубят в играх, пришлось призвать на помощь ботанов-специалистов, разбавить их компанию сиськами Мишель Монахэн и послать спасать мир от восьмибитного вторжения.

На первый взгляд, огромный Пакман на афише и имя Криса Коламбуса в строке «режиссер» заранее настраивают на положительное восприятие картины. Ложкой дегтя тут служат Адам Сэндлер и его студия «Хэппи Мэдисон», участие которых может опустить планку фильма до таких низов, что даже Джеймс Кэмерон её не найдет. Хотя, сам Коламбус в последнее время не сильно брезглив в выборе проектов.

С самого начала сюжет расстраивает обилием плоских шуток, которые могут достучаться только до учеников младших классов и одиноких чаек:

Лекала, по которым скроен фильм, затерты до такой степени, что просвечивают насквозь, поэтому ждать какого-либо плот-твиста не стоит, через десять минут вы уже будете точно знать, чем все закончится. Можно, конечно, сказать, что сюжет в фильме с десятиметровым Пакманом, пожирающим Нью-Йорк не так важен, но подобный уровень пренебрежения сценарием одним сделает больно, а других просто усыпит. Самые отчаянные фанаты аркадных игр, возможно, и останутся довольны: стрельба по «Змейке» из светового бластера, охота за огромным Пакманом на машинах, названных в честь привидений, и гигантский Донки Конг выглядят вполне увлекательно. На этом плюсы не заканчиваются. Питер Динклэйдж – это 60% от харизмы всего фильма (остальные 40% достаются Пакману). Обаятельный плохиш, называющий себя «Огненным бластером» и мечтающий о тройничке с Сереной Уиллиамс и Мартой Стюарт – единственное, что не даст вам окончательно впасть в депрессию на сеансе. Динклэйдж даже самые низкопробные шутки умудряется преподносить как жемчужины, хотя в русском дубляже мы рискуем потерять и это.

«Пиксели», кажется, призваны сыграть на ностальгических чувствах поколения 80-х и разношерстных хипстеров, но, увы, в итоге могут порадовать только школьников до 12 лет или не привередливые среднестатистические семьи.

Катерина Карслиди


comments powered by Disqus