«Ледокол»: Я попал в какой-то не такой круг


Ледокол
Режиссер: Николай Хомерики
В главных ролях: Пётр Фёдоров, Сергей Пускепалис, Анна Михалкова, Ольга Филимонова, Александр Яценко, Александр Паль
Дата премьеры: 20 октября

1985 год. Где-то в водах Антарктики молодой капитан ледокола «Михаил Громов» подвергает судно опасности ради спасения упавшего за борт матроса. Принесенный кораблю ущерб стоит денег, неправильное решение – карьеры. На ледокол вертолетом прибывает новый капитан, а старый из-за технических неполадок улететь не может. В скором времени судно зажимает между льдин, и команда получает распоряжение сесть на дрейф. Высшие чины заигрались в чехарду, приказы вязнут в бюрократической трясине, подмога никак не может выехать, а на ледоколе «Михаил Громов» заканчиваются консервы и вместе с ними нервы.

Осенью в российском кинематографе произошла смена власти: сразу два крупнобюджетных проекта («Дуэлянт» и «Ледокол») сняли режиссеры авторского кино, а Пётр Фёдоров временно занял место вездесущего Данилы Козловского. Картины получились антиподами: лента Мизгирева может похвастаться только качественными визуальными эффектами, а в фильме Хомерики удалось все, кроме них.

«Ледокол», как и воссозданная в нем эпоха, пытается усидеть сразу на двух стульях, умудряясь быть ностальгически родным и чужеродно современным. Поначалу картина больше напоминает голливудский блокбастер: крошится пенопластовый лед, палубу накрывает внушительная волна — в голове автоматически всплывают ассоциации с фильмами-катастрофами в духе «2012» и «Послезавтра». Однако, атрибуты советского времени, тщательно расставленные Хомерики, развеивают обманчивое впечатление: герои смотрят уже порядком надоевшую, но все еще вызывающую смех комедию Гайдая «Бриллиантовая рука», на стене — плакат с Аллой Пугачёвой, на подоконнике — цветы в плетеных пластмассовых горшках, жены просят мужей привезти из-за границы дефицитные колготки, а понятия бунта и перемен сопряжены с группой «Кино». Эта кропотливая детализированность очарует даже тех, кто никогда не скучал по той непростой эпохе.

Приближаясь к середине хронометража, «Ледокол» превращается в камерную драму, окончательно избавляясь от обманчивого ярлыка «фильм-катастрофа». Конечно, пара сцен с айсбергом еще будет, а эпизод с морским котиком и вовсе дыхнет неожиданно хоррором, но все это будет представлять куда меньший интерес, чем столкновение консерватизма с либерализмом в лице двух капитанов. За перепадами настроения героев увлекательно наблюдать благодаря стараниям сценаристов и актерского состава — ключевые образы вышли комплексными, к концу фильма так и не получается разделить персонажей на плохих и хороших. Периодически режиссер отвлекается от наблюдения за тем, как переполняется чаша терпения экипажа, и транслирует отрывки жизни женских персонажей с «большой земли». С одной стороны, это разбавляет накал мужских страстей сентиментальностью, с другой, дает возможность удариться в критику высших чинов. Вопросы тут Хомерики поднимает правильные, но, конечно, безопасные — власть-то в картине ушедшая.

Через многочисленные передряги лента все-таки находит компромисс между старым и новым: руководство страны сменилось, но ветер перемен еще не долетел до героев — финальная сцена, наполненная компанейскими, светлыми чувствами, словно вырезана из советского фильма. И если зрителю придется выбирать между спецэффектами и хорошей историей, то будущее, несомненно, за второй.

Анастасия Муяссарова


comments powered by Disqus