«Коммивояжер»: Месть актера


Коммивояжер / فروشنده
Режиссер: Асгар Фархади
В главных ролях: Таране Алидости, Шахаб Хоссейни, Бабак Карими, Мина Садати и др.
Дата премьеры в РФ: 2 февраля 2017

Новый фильм Асгара Фархади, самого популярного за рубежом иранского режиссера, удостоился сразу двух наград на последнем Каннском кинофестивале (насколько это заслужено, обсудим после) и, скорее всего, получит «Оскар» за «Лучший фильм на иностранном языке». Сколько бы сердец кинокритиков не принадлежало «Тони Эрдманну», политические реалии, а именно запрет на въезд в США граждан семи государств (в том числе Ирана), вынуждает Киноакадемию отдать статуэтку Фархади. Впрочем, нет причин расстраиваться, потому что «Коммивояжер» — картина вполне достойная.

Институт брака и дилемма морального выбора — излюбленные темы Фархади, которые он рассматривает практически в каждом своем фильме, включая новый. Главные герои «Коммивояжера» — Эмад и Рана — вполне счастливая семейная пара, но однажды в их квартиру проникает незнакомец и нападает на Рану — былое благополучие супругов тут же распадается на травмы (душевные и физические) и ущемленное эго. Дальнейшее развитие этой сюжетной ветки вызывает самые противоречивые эмоции, и легко понять зрителей, которых происходящее на экране выведет из себя. Для человека, воспитанного в светском обществе, действия Эмада попросту нонсенс, но надо не забывать про реалии мусульманского Ирана.

Главный герой, которого беспокоит только вопрос восстановления собственной чести, а не забота о пострадавшей жене, поступает вопреки привычной логике детективного расследования, которое на самом деле и не нужно — данных о преступнике более чем достаточно. Происходит это потому, что Эмад большую часть времени находится на стадии отрицания, о чем Фархади говорит разными способами. Герой играет в театре главное действующее лицо из пьесы Артура Миллера «Смерть коммивояжера», а во время урока в школе показывает своим ученикам фильм «Корова» Дариюша Мехрджуи. Ключевые персонажи обоих произведений представляют собой «маленького человека», зажатого в тисках обстоятельств, и каждый из них отказывается принять происходящее, выдумывая вместо этого свою реальность. Также и Эмад пытается всячески отодвинуть принятие решения, он словно замазывает трещины в разрушающемся доме, который эти меры уже не спасут.

Если копаться в политической подоплеке, то в фигуре Эмада несложно увидеть позицию иранского государства по отношению к женщинам. Реакция мужа на случившееся мечется от стыда к желанию восстановить справедливость, но далеко не легальными методами. В реабилитации ущемленного эго на помощь приходит первобытный закон «око за око» — «честь за честь». Человечность и голос разума тут исходят именно от жены, которая призывает не только к прощению, но и к движению вперед: если не предавать ситуацию огласке, то остается ее только забыть. Вопрос прощения был ключевым в раннем фильме Фархади «Прекрасный город»: отец никак не мог простить смерть дочери глупому подростку, отдавая все силы прошлому и тем самым уничтожая будущее. Эмад же не может забыть свою честь, которую у него так беспардонно отобрали, и решает вернуть ее самым бесчестным путем, который разрушит его семейную жизнь.

Шахаб Хоссейни в роли Эмада выглядит растерянным, как и все мы после вручения Шахабу ветви за «Лучшую мужскую роль». Куда ярче смотрится его коллега и постоянная актриса Асгара Фархади – Таране Алидости. Шуточно можно заметить, что гендерная несправедливость дала о себе знать даже здесь. Что до сценария, который также отметили наградой в Каннах, то это типичный Фархади. В целом к нему больше применимо слово «сконструированный», уж очень много тут ситуативных издержек, без которых общий каркас бы рухнул. Повествование фильма достаточно тягучее, но под конец, как и во многих лентах иранца, обстановка нагнетается до полноценного саспенса.

Ощущения после просмотра можно лестно сравнить с впечатлениями от картины Михаэля Ханеке «Скрытое», чей герой в надежде восстановить свое доброе имя также действует сомнительными методами и все больше усугубляет положение вместо того, чтобы признать правду. Депрессивные краски обеих историй сгущаются в конце, не принося никому должного успокоения. Герои продолжают жить в своей реальности, а в случае Эмада и Раны — играть свои роли, которые не изменит даже смерть коммивояжера.

Анастасия Муяссарова


comments powered by Disqus