«Крид»: Сын в отца


Адониса Джонсона после смерти матери и отказа от него приемной семьи отправляют в интернат. Туда приходит женщина, которая рассказывает о том, что Адонис - внебрачный ребенок ее умершего мужа, великого боксера Аполло Крида и усыновляет его. С тех пор они прекрасно живут вдвоем, пока Джонсон, будучи взрослым, не бросает карьеру в финансовой компании ради занятий боксом. Получив горький опыт в родном Лос-Анджелесе, он уезжает в Филадельфию, чтобы встретиться с соперником и лучшим другом его отца — Рокки Бальбоа и уговорить его стать своим тренером.

Забавно, что с «Кридом» франшиза фильмов о Рокки проделывает путь, который составляет ее формулу: падение, восхождение, чемпионство. Пятая часть «Рокки» была самым дном, «Рокки Бальбоа» — довольно успешным притязанием на титул, а вот с «Кридом» окончательно вернулись дыхание и сила. Молодой постановщик Райан Куглер берет все основные элементы «Рокки» — понимание самого себя, роль близких в своей жизни, тяжелые тренировки, драматические судьбы — и вдыхает в них новую жизнь, не почивая на лаврах.

Режиссеру удается поймать как спортивный ритм, так и сердечный: Куглер возвращает франшизу на землю, подходя к ней со знанием современной культуры. Сталлоне здесь наконец не перебарывает время, его герой показан с очень человечной стороны, и очень давно он не был настолько силен на экране. Но драматичной судьбой Рокки ничего не исчерпывается, благо в фокусе здесь Адонис, парень, который, в отличие от Рокки в оригинальном фильме, имеет шанс спокойно и безбедно существовать без бокса, но для него это не имеет смысла. И его личная жизнь, порой полная бунтарских взрывов, сыграна Майклом Б. Джорданом и снята Куглером на удивление естественно, последовательно, заставляя проникаться его персонажем.

В кои-то веки и бои поставлены прекрасно; можно забыть о «ты мне пять ударов по морде, я тебе пять ударов по морде» — здесь показан настоящий бокс. Акцент на них, правда, не ставится, кроме священного элемента франшизы — кульминационного боя, который разворачивается, как и положено, на самый максимальный свой срок и наэлектризован почище многих настоящих поединков за титул. И здесь Куглер вновь заставляет вспомнить то, за что так любим «Рокки» — не имеет значения исход, имеет значение битва; и заканчивает он на знаменитой лестнице, которая простой, но задевающей за живое метафорой завершает фильм.

Сергей Кощеев


comments powered by Disqus