Выживут только любовники


Нью-Йорк, 50-е. Гомосексуализм не порицается — люди просто делают вид, что его нет. Кэрол, дама неземной красоты, хоть и состоит в браке, предпочитает общество женщин во всех смыслах и не боится своей ориентации. Накануне Рождества она знакомится с продавшицей из магазина игрушек — юной Терез, которая еще не знает, что не сможет устоять перед шармом и харизмой Кэрол. Простой трюк — Кэрол оставляет свои перчатки на прилавке, и жертва попадается на приманку. Планируя просто развлечься с девушкой, Кэрол вскоре осознает, что ее чувства гораздо сильнее, чем просто страсть. И этой любви было бы место, если бы не одно «но» — за связь с особью своего пола можно легко загреметь в психбольницу.

Экранизация нашумевшего романа Патриции Хайсмит «Цена соли» ловко маскируется под очередную историю о невозможной любви, но на деле затрагивает куда более серьезные темы, в первую очередь, гомофобию. Тодд Хейнс, завернув все в красивую упаковку из зданий в стиле ар нуво, предрождественского Нью-Йорка и винтажных платьев, подслащивает горькую пилюлю и ставит ребром вопрос, от которого не отмахнешься просто так: «неправильная» любовь — это грех?

В отличие от большинства фильмов на ЛГБТ-тематику, «Кэрол» не пестрит кадрами бунтующих толп или другими классическими приемчиками. Здесь все ограничено микромиром Терез и Кэрол, которого, тем не менее, достаточно, чтобы донести до зрителя режиссерскую мысль. Хейнс чуть ли не первый, кто снимает драму про людей с нетрадиционной ориентацией, совершенно не фокусируясь на собственно ориентации и это единственно верный подход. Дело в чувствах, а не в том, кто какого пола, поэтому сопереживать героям будет любой, вне зависимости от отношения к ЛГБТ-сообществу. В отличие от предыдущего громкого высказывания на эту тему, «Жизни Адель», постельные сцены в «Кэрол» сняты очень по-голливудски, красиво, нежно, но при этом на удивление реалистично.

Визуальная составляющая фильма не может не радовать — корбайновский размытый фокус, цветовая гамма, будто бы специально подобранная под кожу Кейт Бланшетт и скрупулезно воссозданная эпоха пятидесятых, которая может дать фору «Безумцам» — Дон Дрейпер просто не заходит в кадр, а так он точно где-то рядом. Единственное, в чем можно уличить Тодда — это в цитировании самого себя. В фильме неоднократно появляются даже не отсылки, а полностью скопированные моменты из «Бархатной золотой жилы» — но все эти приветы из прошлого вписаны в ленту очень умело. «Кэрол» кажется качественным ответом пресловутой «Жизни Адель», только здесь на смену диким, необузданным чувствам приходит очень сдержанная, спокойная, но гораздо более трогательная любовь.

Игра Кейт в ленте, безусловно, выше всяких похвал (а Земля вертится вокруг своей оси). Долгая работа в театре не убила в Бланшетт одно очень важное качество — умение играть на крупном плане, когда не надо показывать свои эмоции многотысячной публике и размахивать руками, закатывать глаза, когда достаточно слегка повести плечом — и зрители твои. В Кейт невозможно не влюбиться — она чем-то напоминает Мону Лизу: едва ли можно сказать, что же скрывается за ее улыбкой, но взгляд не оторвать. Руни Мара, до этого играющая роли не самых простых девушек, в этот раз выступила в амплуа испуганной овечки, нерешительной, но отчаянной. Как ни удивительно, но именно на контрасте с Кейт прекрасно видно, какая Руни хорошая актриса. Она не пытается перетянуть одеяло на себя, но и не теряется на фоне Бланшетт, а это уже талант.

Однополая любовь, как и многие другие остросоциальные темы, — легкий повод для того, чтобы навязывать свою точку зрения, переходить на личности и пытаться выставить оппонента идиотом. Но в «Кэрол» никто не старается накинуть на зрителя лассо и утащить его на определенную сторону баррикад. Это, в первую очередь, история о двух людях, которые любили друг друга. И кинематограф неустанно продолжает намекать публике, что выживут только любовники.


comments powered by Disqus