«Я просто играю говорящую голову!»: интервью с Катрин Денев


Сегодня стартует Каннский фестиваль, и наши разведчики во Франции уже добыли для вас интервью с Катрин Денев, где она подробно рассказывает о фильме, открывающем фестиваль — новой картине режиссера Эммануэль Берко «С высоко поднятой головой».

— Вы удивились, когда Эммануэль Берко предложила снова поработать с ней, хотя на тот момент «За сигаретами» (предыдущий совместный фильм Берко и Денев) еще не вышел в прокат?

— Удивлена, несомненно, ведь я даже не знала, что она уже завершила сценарий, но очень рада, потому что фильм «За сигаретами» был удивительным опытом. Я восхищаюсь не только ее картинами, но и ей самой, она потрясающая женщина. Я очень уважаю, даже благоговею перед Эммануэль. Мне нравится, как она ведет себя с людьми, как ведет себя со своим сыном, мне нравится ее отношение к жизни и к кино. Мне нравится, что она много и тяжело работает, ее простота и трудолюбие. Она один из тех режиссеров, который не будет отпускать себя во время съемок. На нее правда можно положиться.

— Что было самым захватывающим во время съемок?

— Во-первых, снова работать с ней, да еще и над проектом, который совершенно отличается от предыдущего фильма. И вообще, снова работать с ее командой, Гильямом Шиффманом, ее оператором, Пьерром Андрэ, ее звуковиком. И во-вторых, играть такую роль, роль судьи, но судьи, которая, по сути... не судит! Судья, которая слушает, которая пытается понять, что лучше для мальчика, потерявшего себя. Это впечатлило меня сильнее всего, когда я была в суде, смотреть на упорство, снисходительность, бесконечное сострадание судей и адвокатов, которые имеют дело с не самыми простыми детьми.

— Считается, что вы, работая над своим персонажем, используете свое воображение, а не собираете факты. Это была ваша идея — поехать в ювенальный суд и наблюдать за рабочим процессом?

— Я и Эммануэль решили в самом начале, что это хорошая идея, поехать в суд, и посмотреть что и как работает. Но не с точки зрения сбора голых фактов, а ради настроения, тона, чтобы увидеть, как ведут себя люди, какая там царит атмосфера, какие разговоры там ведутся. Когда играешь судью, легко скатиться в описание того, какие у судьи обязанности, а ведь важно понять, что это за человек. Мне очень понравился сценарий и роль тоже, но поразмыслив, я поняла, что легко не будет. Это роль — немного «вопрос-ответ», «вопрос-ответ», снова и снова. Диалог слишком дотошный, напичкан специализированными терминами. Мне было важно увидеть, как все выглядит в реальной жизни. Несколько недель я посещала суд и присутствовала на разнообразных слушаниях. Было одно дело о двух юнцах и девушке, которые не хотели возвращаться жить к своему отцу. Мать их тоже была жива. И там были адвокаты семьи, адвокаты от суда, оппоненты и судья. И все они понимали, какая драма разворачивается на их глазах. И больше всего меня удивило то, насколько важны были эти дети всем собравшимся, как много времени посвящается им. В такие моменты понимаешь, что живешь в очень цивилизованной стране! Я была сражена наповал добрыми намерениями этих людей, их невероятным умением слушать и слышать.

— Как бы вы описали своего персонажа?

— Эммануэль поведала мне историю, расказанную ей своим дядей, который был адвокатом по делам несовершеннолетних. Судья-женщина, говоря про малолетнего правонарушителя, с которым они вдвоем работали, заявила: «Теперь ты — его мать, а я — его отец!» И я думаю, это идеально иллюстрирует характер судьи. В общем, если придерживаться общеизвестной метафоры, мой персонаж иногда выступает в роли отца мальчика. Она ведет себя, как отец, но она все еще женщина, она реагирует, как женщина и мать. Она знает, как правильно слушать и чувствует, когда еще немного — и все развалится, когда мальчик на грани срыва, даже когда он не в состоянии выразить, как ему тяжело.

— Вам близка эта роль?

— Так как в сценарии очень много фактов, дат и официальных названий, и судья просто выплевывает их в лицо бедному мальчику, неспособного отразить удар, я вряд ли могу сказать, что мне близка эта роль. Где-то в глубине души я так и не была до конца согласна со всем, что говорила моя героиня. Ее поведение не было для меня чужим, но я бы не стала говорить вещи, которые она произносила, с такой твердостью. Эммануэль настояла на таком подходе и оказалась права. Для меня было трудным играть все эти допросы, которые, по сюжету, происходят в течение нескольких лет. В сценарии вы видите, как ребенок меняется со временем. Сначала он — подросток, а потом уже юноша. И вы лицезреете эти драматические события, эти проблемы, и все мои сцены с ним были главными моментами в этом процессе. И нам нужно было снимать эти сцены в последовательности, сохраняя одинаковый тон день за днем, и это была другая проблема. Мне приходилось очень стараться, чтобы сохранять такой же тон день ото дня.

— Что вас захватило, когда вы впервые встретили Роба Парадота (актера, сыгравшего в картине главную роль)?

— Я смотрела его скрин-тесты, и я была сражена его хрупкостью, ранимостью, недостатком уверенности и при этом его твердостью. Он идеален для фильма. Он трогает за душу своим детским лицом и своей бледностью. У нас было не самое легкое время, да и у Эммануэль тоже. Но она не сдавалась, и на выходе получилось нечто. Сцены, где раскрывается его злость и его боль очень — сильные.

— В картине «За сигаретами» вы постоянно двигаетесь, как и камера, которая постоянно следует за вами. А в этой картине вы постоянно сидите...

— Я просто играю говорящую голову! (смеется)

... и все сцены более статичны, более ограниченны...

— Да, но Эммануэль использовала несколько камер и делала по несколько дублей, так что при монтаже она могла показать, что происходит в офисе.

— По вашему, какое самое ценное качество в Эммануэль?

— Ее талант — это слово охватывает все и сразу. Ее сценарии доведены до абсолюта. Когда их читаешь, не возникает мысли «Вот здесь неплохо, но тут еще нужно доработать». И она все равно продолжает работать над ними, даже когда уже все согласились снимать фильм. Она решает все, на всех фронтах. Она приложит любые усилия, чтобы получить, что ей надо, и, я полагаю, это приносит ей неописуемое удовольствие. Она сделала этот фильм таким, каким ей хотелось. И нам не нужно было задавать себе бессмысленные вопросы. Если мы что-то делали, это потому, что нам нужно было это делать. Она никогда не перестает работать. До, во время, после. Как выматывающе! Я поражаюсь ее энергии и ее настойчивости. Мне кажется, работа, проделанная в этом фильме, просто потрясающая. Это очень сильная картина. И в то же время, она полна света, она очень позитивная.

Источник: Elle Driver


comments powered by Disqus