Стой там, иди сюда


La tête haute / Молодая кровь, 2015

Режиссер: Эмманюэль Берко
Актерский состав: Катрин Денёв, Род Парадо, Бенуа Мажимель

Каннский кинофестиваль открывает лента La tête haute (первоначальная локализация — «С высоко поднятой головой», сейчас фильму дали название «Молодая кровь») — привлекший массу внимания только из-за того, что его сняла женщина, и он вдруг открывает кинофестиваль. В этой рецензии нет места сексизму, потому что есть масса причин, почему именно он должен был быть фильмом открытия.

15-летний юнец Мэлони, заноза в заднице, весельчак, балагур и генератор проблем, каждый год исправно ходит в ювенальный суд, где ему то приставляют нового куратора, то грозятся тюрьмой, то пытаются отправить в исправительное учреждение. Жизнь Мэлони ничему не учит, и он продолжает ввязываться в неприятности, при этом наслаждаясь саморазрушением. Есть только одно но: как говорится, не я такой, жизнь такая. Живет юноша с матерью, которая периодически сдает, а потом возвращает парня из детского дома, отец погиб, друзей нет, с самого детства всем плевать на Мэлони и поэтому любому, кто проявляет хоть каплю заботы, молодой человек сразу показывает зубы. За всем этим в течение 10-ти лет наблюдает Судья, но ничего не предпринимает. Как известно, спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

По сравнению с предыдущей работой режиссера Эмманужль Берко, La tête haute не лучше и не хуже, это уже совсем другой жанр. Вместо типичной французской комедии в ярких тонах и саундтреком на укулеле, здесь — сырой, живой, дикий, по мнению самого режиссера — артхаус. Реальность здесь доведена до абсолюта, фильм снят не ради красивых кадров и слащавой музыки, а ради очень обычной, но очень трогающей истории. По сравнению с классическими фильмами, которые открывают Канны, La tête haute — нечто совершенно другое, этот фильм способен, а, скорее, обязан чему-то научить зрителя, и вряд ли это то, как надо угонять машины. Чуть ли не с первых минут фильма начинаешь задаваться вопросом — а кто, собственно, жертва в этой истории? Присмотревшись, можно заметить, что обиженный котенок Мэлони — не что иное, как талантливый манипулятор, занимающийся этим лишь потому, что он не может найти себя. La tête haute является переходным периодом и для главного героя, и для самого режиссера — и если герой кричит, бьется, как дичь в капкане, нарушает, бунтует, не слушает, всеми силами ищет себя, то Эммануэль делает это очень осторожно, немного приглушая тона, добавляя слез и избавляясь от комедии напрочь. При просмотре картины уже видно, что тот, кто ее снимал — перфекционист до глубины души, каждый выверенный кадр, каждая вовремя сказанная реплика — у Берко мастерски получается создавать необузданную жизнь на экране, строго контролируя каждый взмах ресниц, который происходит в сцене. И дело не в том, что «женщины лучше подмечают детали», дело лишь в том, что режиссер старается, возможно, даже слишком, но в данном случае лучше пере-, чем недо-.

Чтобы передать такого рода историю, не нужны эксклюзивные декорации, атмосферные здания, уэс-андерсовские штучки и прочая мишура, так горячо любимая теми, кто открывал Канны в прошлых годах, но ведь гораздо проще красиво все упаковать и не думать про содержание, и именно в этом прелесть этого фильма — картина держит в напряжении, несмотря на то, что любоваться в ней нечем — все слишком реальное и живое, но это и захватывает. Многие обязательно сравнят ее с «Мамочкой» и тоже будут правы — главный герой так сильно напоминает долановского Стива, что когда Мэлони бежит по длинному коридору, ты невольно ждешь, что он сиганет из окна. Но пока Ксавье играется с aspect ratio и фильтрами, Эммануэль отдает больше внимания отношениям — Мэлони с окружающими, и еще — с самим собой.

Возлагающие большие надежды на актерскую игру Катрин Денев, разочаруются — актриса играет «говорящую голову», в чем она сама и призналась в интервью. Нельзя уличить ее в том, что она плохо вжилась в образ — сама роль не щедра на эмоции, как ни старайся. Зато дебютанта Рода Парадо можно считать находкой — юноша смог передать дикость и необузданность героя в деталях. Еще молодой, неотполированный драматическими школами Род играет, как в последний раз и не боится выглядеть уродливым на экране, и, на самом деле, в этом уродстве и есть вся красота.

После просмотра картины создается впечатление, что ты побывал на хорошем таком приеме у психотерапевта. Все сразу становится предельно понятно, и, оказывается, прописные истины все это время были прямо тут, на блюдечке. Начинать заново никогда не поздно, даже у самых безнадежных должна быть надежда, от незащищнного секса появляются дети. Главный герой, наконец-то, находит себя, и, возможно, зритель тоже после просмотра сможет выйти на какую-то важную для себя дорогу.


comments powered by Disqus