«Бегущий по лезвию 2049»: Единороги и коновалы
В «Бегущем по лезвию-2» действительно стало намного больше света, но это именно свет луны. Отблеск. Репродукция. Но проблема не в этом, и совсем уж не в том, что от нелепости происходящего в какой-то момент можно устать. В конце концов, это выступление в формате «сиквел из чистилища» (как новый «Твин Пикс» или, например, «Бумер-2»), и логика здесь даже не сна, но агонии.

Бегущий по лезвию 2049/ Blade Runner 2049
Режиссер: Дени Вильнев
В главных ролях: Райан Гослинг, Ана де Армас, Сильвия Хукс, Робин Райт, Маккензи Дэвис, Джаред Лето, Харрисон Форд
Дата премьеры в РФ: 5 октября 2017

Спустя 30 лет после событий оригинального фильма в сфере прикладной генетики вместо корпорации «Тайрелл» доминирует некий Ниандер Уоллес (Джаред Лето). Он отказался от последней разработки покойного Тайрелла, — имплантации чужой памяти, — поэтому его репликанты не питают иллюзий насчет природы своих воспоминаний. Но кому-то все-таки нужно отлавливать продукцию прошлого поколения, и этим занимается K (Райан Гослинг), живущий без нормального имени, зато с женой-голограммой (Ана де Армас), томиком Набокова и зеленым пальто. Однажды по долгу службы K наталкивается на знакомый порядок цифр, который заставляет его вспомнить о деревянной лошадке, кочегарке и злых бритых детях. Ничем хорошим это, понятное дело, не кончится.

В сиквеле «Бегущего» слишком много увлекательного. Например, расширенная по сравнению с первым фильмом иерархия «человеческого»: если в оригинале были только люди и репликанты, то в продолжении люди в кадр заходят редко, а заполняют его соревнующиеся в подлинности продукты генетического дизайна и присоединившиеся к ним голограммы. Также здесь с избытком размышлений о сексуальности (на рынке секс-услуг окончательно побеждает то, чего нельзя коснуться), конфликте поколений (Форд против Гослинга, Элвис против, хм, Прокофьева?) и гендере (в этой занимательной космогонии и ангел смерти, и ангелы-хранители, и даже Христос — женщины). Есть и революционное подполье, и очередная вариация сюжета «Райан и настоящая девушка», и Робин Райт в роли склонного к алкоголю и харрасменту начальника. Джо(зеф) K, дабы окончательно покрыть поле интеллектуальной прозы XX века. Камера Дикинса и музыка, прости господи, Циммера. В сиквеле «Бегущего» слишком много увлекательного, чтобы этот безупречно красивый фильм и правда мог хоть чем-то по-настоящему увлечь.

«The moon’s an arrant thief, and her pale fire she snatches from the sun». В «Бегущем по лезвию-2» действительно стало намного больше света, но это именно свет луны. Отблеск. Репродукция. Но проблема не в этом, и совсем уж не в том, что от нелепости происходящего в какой-то момент можно устать. В конце концов, это выступление в формате «сиквел из чистилища», как новый «Твин Пикс» или, например, «Бумер-2», и логика здесь даже не сна, но агонии. Дело скорее в отчетливой разнице между авторскими позициями, безупречно честными что у Скотта, что у Вильнева. Становясь в 1982-м на место Рика Декарда, Ридли Скотт мучился сомнениями, коновал он или большой художник, оставив для зрителя этот вопрос открытым, себе же ответив со всей безжалостностью. Встав в 2017-м на место K, Вильнев изначально все про себя прекрасно понимает, но в какой-то момент начинает думать о себе несколько больше, чем следует. И в этой коллизии был бы собственный трагический надрыв, если бы «Бегущий по лезвию 2049» не отличался от «Бегущего по лезвию» примерно так же, как Буратино отличается от Роберта Митчема, а деревянная игрушка — от живого единорога.