«Берлинский синдром»: Коллекционер поневоле
Дарья Житкова,
«Берлинский синдром» хочет казаться напряженным триллером, но саспенс сдувается, как проколотый шарик, а все потуги на оригинальность кажутся нелепыми. Инди-оболочка, в которую завернули фильм, заурядна, а заботливо подобранный клавишный саундтрек и бледная цветовая палитра не вызывают ничего, кроме скуки.

Берлинский синдром / Berlin Syndrome
Режиссер: Кейт Шортланд
В главных ролях: Тереза Палмер, Макс Римельт, Маттиас Хабих, Эмма Бадинг
Дата премьеры в РФ: 20 июля 2017

Туристка из Австралии Клэр (Тереза Палмер) открывает для себя мир, разгуливая по Берлину с рюкзаком и камерой. Листая альбом Густава Климта в одном из книжных магазинов, она встречает очаровательного школьного учителя Энди (Макс Румельт) и сразу же едет к нему домой. После незабываемой ночи он уходит на работу, а она понимает, что заперта в малознакомой квартире — и, кажется, надолго.

Австралийский режиссер Кейт Шортланд специализируется на историях эдаких трепетных ланей, попавших в беду. Ее героини — юные растрепанные обладательницы огромных синяков под глазами, к тому же на всё согласные. В дебюте Кейт «16 лет. Любовь. Перезагрузка» Эбби Корниш через тернии движется к счастью, в следующей картине «Лоре» Саския Розендаль изображает молодую немку, угодившую в самое сердце войны.

Героиня «Берлинского синдрома» Клэр органично вписывается в эту линейку персонажей, демонстрируя разные грани безумия и отчаяния. Она сполна получает за свою беззаботность и неосмотрительность, как и остальные девушки Шортланд. Все три героини ищут мужчину, который бы о них позаботился, и все три фильма откровенно посредственны. Режиссер снимает типичное инди-кино или типичную историческую драму, в которых нет ничего индивидуального, раз за разом выпуская фильмы средней руки.

Тема похищений всегда была популярна в литературе и кинематографе — начиная с «Коллекционера» Уильяма Уайлера 1965 года и заканчивая недавними «Комнатой» Леонарда Абрахамсона и «Сплитом» М. Найт Шьямалана. В случае «Берлинского синдрома» даже название не оставляет места для неочевидных трактовок. Первым приходит в голову синдром стокгольмский, но его как такового в фильме нет.

Мужчина, который хочет, чтобы его любили, и по этой причине запирает девушку в своей квартире — часто встречающийся образ. Но здесь у него нет никаких мотивов в виде долгого преследования конкретного человека, он просто берет первую попавшуюся туристку. При этом герой продолжает вести свою обычную жизнь: работать в школе, навещать родителей, заходить в магазин за соусом песто. В том же «Коллекционере» полувековой давности персонаж Теренса Стэмпа был стеснителен и тем интересен, его смущенные жесты и скрюченные руки помогли картине завоевать главный приз Каннского кинофестиваля. В свою очередь игра Макса Румельта не стоит ничего: его герой не увлекает и не трогает. Собственно, Клэр тоже кажется пустышкой, но винить в этом актрису не хочется. Кажется, ей попросту не написали роль, и приходится играть 50 оттенков затравленности.

«Берлинский синдром» хочет казаться напряженным триллером, но саспенс сдувается, как проколотый шарик, а все потуги на оригинальность кажутся нелепыми. Инди-оболочка, в которую завернули фильм, заурядна, а заботливо подобранный клавишный саундтрек и бледная цветовая палитра не вызывают ничего, кроме скуки. Дни становятся месяцами, минуты часами, а когда дело подходит к развязке, ее уже никто не ждет.