Venice-2017: «Первая реформаторская церковь»
Maria Remiga,
У каждого фестиваля должен быть свой фильм-триггер, который гарантированно расколет аудиторию на два лагеря: одни будут беситься и лепить двойки, другие — исступленно восхищаться. First Reformed — неплохой претендент на этот пост.

First Reformed / Первая реформаторская церковь
Режиссер: Пол Шредер
В главных ролях: Аманда Сайфред, Итан Хоук, Майкл Гэстон, Виктория Хилл

Армейский священник Толлер (Итан Хоук) тяжело переживает утрату сына и практически все время проводит в церкви. Однажды он знакомится с молодой прихожанкой по имени Мэри (Аманда Сейфрид), чей муж, активный защитник природы (Филип Эттинджер), находится в глубокой депрессии. Девушка просит Толлера поговорить с ним, ибо всерьез опасается за моральное состояние любимого. Ни Толлер, ни Мэри не подозревают, что эти встречи станут отправной точкой для вереницы трагедий и неприятных открытий.

У каждого фестиваля должен быть свой фильм-триггер, который гарантированно расколет аудиторию на два лагеря: одни будут беситься и лепить двойки, другие — исступленно восхищаться. First Reformed — неплохой претендент на этот пост, поскольку он написан пудовым слогом и снят с привычным для автора каменным лицом. Вдобавок картина сталкивает лбами религию, призыв save the earth и историю любви на грани патоки. Летящие в зал искры с одинаковым успехом могут как подпалить чей-то зад, так и вдохновить кого-то (почитать Томаса Мертона, например).

Стилистически картина представляет собой странный микс из безупречно выстроенных кадров и приемов на грани добра и зла. Причем переход происходит как раз где-то посередине с помощью удивительной сцены духовного, так сказать, объединения героев, во время просмотра которой создается полное ощущение, что Шредера покусал Терренс Малик. Дальше самообладание теряет уже оператор, в финале доходя до медленно-медленно падающих стаканов и закрученной каруселью камеры во время не совсем духовного, так сказать, объединения героев. Впрочем, для патетического триллера с банальной моралью (что-то в духе «человеку нужен человек») такая форма подходит идеально. И в этом, наверное, кроется сила фильма: при всех «но» это поразительно монолитное, органичное высказывание.