«Валериан и город тысячи планет»: Big Bada Boom
Maria Remiga,
Новый фильм Люка Бессона с первых же кадров огромными алмазными буквами высвечивает свой статус самого дорогого проекта в истории европейского кино — открывающая сцена буквально ослепляет, причем во всех смыслах сразу. Дальше фильм продолжает работать как оружие массового поражение, но это необязательно плохо.

Valérian et la Cité des mille planètes / Валериан и город тысячи планет
Режиссер: Люк Бессон
В главных ролях: Дейн ДеХаан, Кара Делевинь, Клайв Оуэн
Рианна, Итан Хоук, Херби Хэнкок, Рутгер Хауэр
Дата премьеры в РФ: 10 августа

2700-й год, космическая станция «Альфа». Два спецагента с поэтичными именами Валериан (Дэйн ДеХаан) и Лорелин (Кара Делевинь) отдыхают в симуляции пляжа и пытаются выяснить, почему между ними невозможен крепкий союз (подсказка: потому что Валериан ведет себя как мудак). Вскоре им придется оторвать свои задницы от виртуального песка ради специальной миссии, в ходе которой нужно доставить начальству маленький стальной чемоданчик с волшебным существом, последним представителем своего вида. От этого дивного зверька, как покажут дальнейшие события, зависит восстановление целой галактической империи.

Новый фильм Люка Бессона с первых же кадров огромными алмазными буквами высвечивает свой статус самого дорогого проекта в истории европейского кино — открывающая сцена буквально ослепляет, причем во всех смыслах сразу. Дальше фильм продолжает работать как оружие массового поражения, но это необязательно плохо. Дабы понять степень визуального безумия, вспомните «Восхождение Юпитер» или даже «Облачный атлас» и умножьте на два, предварительно скинув балласт поп-философии.

В первых своих работах Бессон буквально вытравливал из себя столь свойственную французам тягу рассыпаться в словах, но после «Пятого элемента» (возможно, лучшего на свете фильма о любви) махнул на это рукой. Уже в «Ангел-А» герои общались в основном сложноподчиненными предложениями, а что было дальше — мы помним: все чаще на картины мастера клеили ярлык guilty pleasure. Некоторые, правда, клеили без слова pleasure.

«Валериан», наверное, тоже guilty pleasure в полный рост, но на этот раз к счастью, а не к сожалению. Его трудно назвать идеальным дополнением к попкорну, каким он видится издалека; здесь всего слишком много — идей, персонажей, взрывов, погонь, диалогов, наивностей и мудростей. Под конец второго часа от него пухнет голова, но выходишь все равно абсолютно счастливым — и не только потому, что услышал шутку про мультипаспорт.

Пока блокбастеры становятся все более безопасными, Бессон снимает многотомное, откровенно избыточное кино, не боясь ни провала, ни обвинений в безвкусице. И неизбежно в нее скатывается, и неизбежно насыщает картину откровенно глупыми моментами (пальма первенства безоговорочно принадлежит финальному монологу о любви от героини Делевинь). И неизбежно расцветает от ощущения свободы — это, кроме прочего, очень изобретательное кино, где почти каждому второстепенному персонажу тут же хочется запросить спин-офф. Что до героев главных, то с ними полный порядок. ДеХаан, судя по выражению лица, давно так не веселился, Делевинь местами убедительно ударяется в Гермиону Грейнджер. Клайв Оуэн большую часть времени ходит с гримасой а-ля Николас Кейдж и олицетворяет собой все коварство и жестокость тоталитарного государства.

Бессон трогательно критикует все плохое и воспевает все хорошее, своим эко-месседжем невольно вызывая в памяти «Аватар». Все переплетено, любовь — страшная сила, лишь она спасает мир, я знаю пароль, я вижу ориентир. И так два часа семнадцать минут, разными голосами, с дикими и прекрасными спецэффектами и даже одним танцевальным номером в исполнении певицы Рианны, выкинуть который из головы потом не получится при всем желании. Конечно, печально, что раньше для того, чтобы доходчиво и внятно донести эту мысль до зрителя, режиссеру не требовалось разжевывать каждый кусок, брать крупный план очередной неземной красавицы и нести километры банальностей. Печально, но не смертельно, к тому же, a little party never killed nobody.