«Уна»: Исповедь в туалетной кабинке

Уна / Una
Режиссер: Бенедикт Эндрюс
В главных ролях: Руни Мара, Бен Мендельсон, Риз Ахмед
Дата премьеры в РФ: 30 марта 2017 года

В нежном возрасте девушка Уна (Руни Мара) сбежала из дома вместе с соседом и другом отца Рэем. Спустя 15 лет она видит в журнале фотографию своего возлюбленного, у которого теперь другая семья и совсем другая жизнь. Девушка собирается явиться к нему на работу, поговорить, а также уничтожить его новое имя и все то, что Рэй так долго создавал после выхода из тюрьмы.

В основу фильма легла одноактная пьеса Дэвида Харроуэра «Черный дрозд», которая с 2005 года гремит во многих мировых театрах, а на Бродвее ставилась с Джеффом Дэниелсом и Мишель Уильямс в главных ролях. Для австралийского театрального режиссера Бенедикта Эндрюса «Уна» стала дебютом в кино, однако картина не перекликается с постановкой на сцене: пройдя через многочисленные изменения, она обрела свое собственное звучание. Склад, на котором работает главный герой, стал идеальной площадкой для поиска прошлого и выяснения отношений с бывшей возлюбленной. В его тоннелях и темных помещениях поднимаются вопросы пятнадцатилетней давности, зреющие в течение многих лет, о которых никто из персонажей попросту не мог забыть.

Ретроспективные кадры показывают осколки былого, которое звучит громче, чем настоящее и даже будущее. Уна осознает, насколько произошедшее с ней в подростковом возрасте сформировало ее как личность: она выросла в человека, который не знает, чего хочет, по-прежнему живет в своей детской комнате в родительском доме, а досуг посвящает техно-вечеринкам и анонимному сексу. Ненависть к Рэю переплетается с влечением, и очевидно, что попытки выяснить, почему все сложилось именно так, ни к чему хорошему не приведут, но девушка до конца надеется, что эта встреча поможет ей начать жить по-другому.

Руни Мара была хорошо знакома с пьесой и, несмотря на то, что она показалась ей очень противоречивой, все сложилось удачно: она смогла создать сложного персонажа, за развитием которого бесконечно интересно наблюдать. Бен Мендельсон не отстает: Рэй заслуженно вызывает ненависть, но и толика сочувствия к этому все-таки примешивается. Второй план только подсвечивает одиночество главных героев. Например, Риз Ахмед играет коллегу Рэя, который не может противостоять обаянию Уны и пытается заботиться о ней, но его добрые намерения неизменно тонут в буре чужих страстей.

Чуткая камера выхватывает самые неприглядные моменты из жизни героев. И неудивительно, ведь над фильмом работал Тимиос Бакатакис, оператор «Клыка», «Аттенберга» и «Лобстера», потрясающе умеющий сочетать трогательность с жестокостью. Воспоминания пятнадцатилетней давности обыгрываются в духе «Лолиты», как если бы ее сняла София Коппола, но большая часть фильма пропитана злой энергией и отсылает скорее к «Леденцу» Дэвида Слэйда. Моменты признаний, разыгранные в темных помещениях под музыку, напоминающую учащенное сердцебиение, создают ощущение анонимности: мы не видим лицо героя, который рассказывает свою точку зрения на происходящее много лет назад, а только лицо слушающего, который вновь переживает эти события. Таким образом, напряжение буквально создается из воздуха, достигая дикого накала.

«Уна», конечно, явно не тот фильм, который приятно посмотреть с друзьями в выходные. Это очень личная картина, и она оставляет гнетущий осадок, от которого даже не особо впечатлительный человек избавится с трудом. Наблюдение за уничтоженными судьбами в нестабильной атмосфере сбивает с толку — да, любовь, да, страсть, но все это так деструктивно, так неправильно. Открытый финал оставляет некоторую надежду на то, что с главной героиней все-таки все будет хорошо. Не зря же «Уна» в переводе с латыни означает «единственная».

Дарья Житкова