«Ученик»: Громче, чем бомбы


На Каннском кинофестивале состоялась премьера российской картины «Ученик» — новой интерпретации пьесы Мариуса фон Майенбурга от Кирилла Серебренникова. Фильм получился оглушительно громким в своих высказываниях, что делает его исключительным и портит одновременно.

Старшеклассник Веня (Петр Скворцов) становится одержим яростным чтением Священного писания вслух всем и каждому — более того, периодически он устраивает акции, из-за которых впоследствии в школе девушкам запрещают ходить на плавание в раздельных купальниках или ставят под вопрос преподавание теории эволюции Дарвина. Практически все вокруг потакают доморощенному проповеднику, даже мать Вениамина (Юлия Ауг), одинокая женщина, вкалывающая на трех работах, не знает, как образумить сына, и винит во всем учителей. Сотрудники школы также не могут найти управы на Веню, да и вообще никто, кроме молодого преподавателя биологии Елены Львовны Красновой (невероятная Виктория Исакова), даже не пытается этого сделать. Педагог либеральных взглядов (и вроде как еврейского происхождения) решает бить выскочку его же оружием — вступая в полемику и приводя в качестве аргументов научные факты и даже цитаты из самой Библии. Венечка не может справиться с сопротивлением в лице Елены Львовны и идет на крайние меры.

Когда заходит речь о международных кинофестивалях или наградах каких-либо академий и ассоциаций, российский зритель говорит об отечественном кино с опаской, оглядываясь на реакцию за рубежом, после чего обязательно встает вопрос «Стыдно / не стыдно». В пределах страны любые высказывания «за» и «против» обычно принимаются близко к сердцу, перерастая в длинные и зачастую неприятные споры. На самом деле, непонятно, почему кому-либо должно быть стыдно за чужую работу, ровно как и сложно определить, как можно гордиться чужими достижениями. Но даже если и оценивать «Ученика» в этом ключе, то уверенно скажем, что это не тот фильм, которого придется стыдиться. Стыдиться нужно того, чего боятся и к чему апеллируют герои картины, имеющие хоть и маленькую, локальную, но власть, и бороться нужно с этим.

Не избежать сравнений с «Левиафаном» Андрея Звягинцева — если российское кино хоть как-то заходит на территорию социальной ответственности, оно всегда будет крутиться вокруг одних и тех же предметов разговора: государство, церковь и какие-то внешние враги с их идеями. «Ученик» — фильм-камикадзе, смелее него у нас за последние годы ничего не снимали. Если Звягинцев в своей работе выступает сторонним наблюдателем за шабашем, то Серебренников тыкает носом, кричит и машет руками прямо у образов. Истерический тон картины порой смущает, но вы ведь не будете тихо шептать спящему человеку о том, что его хата (которая с краю) горит. Других вариантов в стране, где школьники пишут сочинения на тему «Сталин как эффективный менеджер» просто быть не может.

«Ученик» — это кино, самому факту существования которого нужно радоваться, и кино, которое нужно показать каждому в этой стране. Надеемся, с последним пунктом проблем не будет.

Дайана Левченко


comments powered by Disqus