The Last Tweet


На Каннском кинофестивале состоялась премьера нового режиссерского проекта Шона Пенна «Последнее лицо».

Фильм представляет собой странную историю любви между главой волонтерской организации Врен и доктором Мигелем, работающим в Лагере для беженцев в Сьерра-Леоне. Пенн включил режим Терренса Малика, собрал всевозможные клише и бесстыдно использовал африканских детей как инструмент эмоционального шантажа.

На данный момент критики присудили ленте звание самого плохого фильма фестиваля, а мы собрали для вас самые интересные отзывы:

Промежуток времени от начала фильма до того момента, когда публика начала высмеивать «Последнее лицо»: 30 секунд. Это не преувеличение.


Может, Шарлиз Терон увидела черновой вариант «Последнего лица» и тогда бросила Шона Пенна? Я бы бросил.


«Последнее лицо» — это «Безродные звери», переписанные для белых людей Николасом Спарксом. Неудивительно, что Пенн и Терон расстались.


«Последнее лицо» Шона Пенна заслужило забукиванья. Вещи, которых недостает фильму:
- Отвлечение от темы африканских народов
- Боно
- «это все просто ужасно»
- Смысл


В Каннах все время говорят, что сейчас мало женщин-режиссеров, снимающих фильмы высокого калибра, а потом показывают «Последнее лицо».


Последнее лицо Шона Пенна.


«Последнее лицо»: бесконечно плохой фильм о волонтерах и страданиях африканцев. Но к его достоинству стоит отметить, что любовная линия здесь намного хуже.


«Последнее лицо» Шона Пенна: а последний фильм Долана уже не кажется таким уж плохим, не так ли?


«Последнее лицо»: претендент на Face Palme (игра слов: Palme d'Or — Золотая пальмовая ветвь — главная награда Каннского кинофестиваля).


Пенн – это тот самый друг на Facebook, который постоянно выкладывает свои фотографии с чернокожими детьми. Именно этот альбом вынуждает тебя заблокировать его профиль.


Таких низких рейтингов мы еще не видели:


comments powered by Disqus