«Любовь» Гаспара Ноэ: Игра в имитацию


Не подающий никаких надежд режиссер Мерфи и его девушка Электра, страдающая от синдрома Электры, ведут богемную жизнь, принимают наркотики, любят друг друга и неустанно доказывают это во всех возможных местах и позах. Чтобы немного разнообразить свою и без того яркую сексуальную жизнь, чета решает заняться сексом втроем — и в качестве приглашенного гостя приводят домой 16-летнюю Оми, их соседку. После страстной ночи все остаются довольны, но Мерфи не может противостоять своему животному инстинкту и начинает периодически изменять Электре с юной красоткой. Сколько веревочке не виться, все равно конец будет — презерватив рвется, Оми узнает, что беременна, а Электра — об измене. Мерфи в одночасье настигают все неприятности одновременно, а все потому, что юноша не смог противостоять своей похоти. Что происходит дальше? Будучи уже женатым мужчиной с ребенком на руках, Мерфи узнает, что Электра пропала. Вместо поисков своей единственной настоящей любви он закидывается опиумом и вспоминает каждый свой сексуальный контакт с Электрой — в мельчайших подробностях.

Ноэ на конференции в Каннах рассказал, что он посмотрел достаточно много порно в жизни, чтобы выкатить на-гора "mellow pornographic film", Тинто Брасс, съешь свой ботинок. При этом режиссер настаивает на том, что это, в первую очередь, фильм о любви — о чем красноречиво намекает его название. Однако Акела промахнулся, потому что как ода великому чувству фильм работает с трудом — пресловутые возвратно-поступательные движения начисто сожрали все остальное, и прекрасная идея «голые сиськи meets высокую драму» утонула в потоках «крови и спермы». От хорошего порно здесь тоже ничего не осталось — ни веселья, ни задора.

Гаспар как-то заметил, что снимая ленту про любовь, сложно не показывать вагины и пенисы, ведь это очень важная часть человеческих отношений. Но при просмотре фильма складывается впечатление, что между любовью и сексом Ноэ поставил знак равенства, потому что других проявлений чувств у героев нет (кроме, может, сеансов приема кокаина вдвоем, но и это сопровождается половыми актами). И дело не в том, что через секс нельзя раскрыть великую силу настоящей любви — у Майкла Уинтерботтома, например, это отлично получилось в фильме «9 песен». Только там постельные сцены были сняты с каким-то удивительным теплом, по-настоящему интересно и даже трогательно, герои двигались так, что не возникало сомнений в подлинности их чувств. А Гаспар как будто неприличный анекдот рассказывает: вроде бы есть какая-то история, кто-то страдает, у кого-то жизнь рушится, но все в итоге скатывается в дикую пошлость, которая вызывает только редкие смешки — в лучшем случае.

Секретный ингредиент к хорошему сексу — это любовь — учит Ларс фон Триер зрителей в «Нимфоманке», но какой же тогда секретный ингредиент к любви? На этот вопрос Гаспар ответить так и не смог и самонадеянно решил, что два часа извивающихся на египетском хлопке тел достаточно, чтобы доказать старую битловскую истину: all you need is love.


comments powered by Disqus