Резнор-Трезнор, Финчер-Швинчер


В мае 2015-го Тренту Резнору стукнуло 50. «Эта цифра меня немного пугает, — сухо признается музыкант. — Недавно я услышал по ТВ: «Если вам от 50 до 74, звоните нам прямо сейчас!» и подумал: «Да что за хрень?».

Автор саундтреков к картинам «Социальная сеть», «Девушка с татуировкой дракона», «Исчезнувшая», обладатель премий «Оскар», «Золотой глобус», двух «Грэмми», играющий на гитаре, фортепиано, ударных, виолончели, контрабасе, клавесине и ещё черт знает на чём, рассказал Billboard о родном городе, любимых режиссёрах, отношении к премиям и, конечно, работе с Дэвидом Финчером.

Какие фильмы были для тебя значимыми в юности?

Я вырос в скучном месте к северу от Питтсбурга посреди кукурузного поля. Естественно, там не было артхаусных кинотеатров. Да там даже ни одна радиостанция не ловила. Ближайшим крупным населённым пунктом был отстойный городок Янгстаун в штате Огайо.

Меня всегда привлекали ужастики. Фильмы Дэвида Кроненберга и Дэвида Линча оказали на меня большое влияние. Помню, как я в первый раз посмотрел «Синий бархат» — из кинотеатра я вышел другим человеком. Я прочувствовал его провинциальность, его многослойность. В этом фильме были нарушены все мыслимые и немыслимые правила, и это расширило границы моего сознания. Я заново окунулся в фильмографию Линча. Музыка и звуковое сопровождение «Головы-ластика» до сих пор являются вдохновляющим примером того, к чему нужно стремиться, какие чувства зрителя можно затронуть.

В тех ранних картинах Линча — «Голова-ластик», «Человек-слон» — применение технологий было минимальным как в плане визуальных эффектов, так и в звуковом оформлении.

Мне нравится эта размытость границы между музыкой и естественными звуками. Мы с Реном Клайсом, звуковым дизайнером, старались достичь этого, работая над фильмами Финчера. «Хэй, а что если вот этот фрагмент наложить на шум пылесоса? Подгони его так, чтобы это совмещалось». Звук должен работать на изображение и растворяться в нём. Дэвид всегда говорил: «Я не хочу замечать появление музыки».

Интересно. В некоторых эпизодах «Исчезнувшей» музыка словно выходит на первый план, перекрывая диалог.

Мы с Аттикусом работали вне нашей студии, сфокусировавшись на музыке, и отправляли предварительную версию материала Дэвиду через QuickTime. Эти демо значительно громче конечного варианта, который вы слышите в фильме. Но когда ты слушаешь правильно смикшированный трек, то понимаешь, что этот абсурдный эффект от музыки создает правильное впечатление. Я догадываюсь, какую сцену из «Исчезнувшей» ты имеешь в виду — ту, где Эми на вечеринке, один из первых флэшбэков.

В самом начале работы над «Исчезнувшей» Финчер попросил тебя написать что-то вроде «спа-музыки, свернувшей не туда». Саундтрек напоминает первые кадры из «Синего бархата»: мир насекомых, спрятанный под зелёным покровом. Всё начинается красиво и мирно, но за всем этим скрывается что-то ужасное.

Не могу назвать это отсылкой к «Синему бархату», но это, определённо, крутится в моей голове. Мне очень понравилось, как Гиллиан Флинн адаптировала книгу, чтобы рассказать историю непрямолинейно. Зрители начинают задумываться над всеми этими хитросплетениями, пытаются понять, в какой момент история развернулась на 180º — так мы и пытаемся манипулировать людьми. Да, в этом есть что-то похожее на фильмы Линча: всё начинается с чего-то знакомого и понятного, впоследствии демонстрируя не самые приятные вещи.

Действие фильма происходит на Среднем Западе США. У тебя была возможность посетить место съёмок?

Нет, мы там не были. Но я знаю Средний Запад, я знаю эти городки с закрывающимися торговыми центрами, принудительной продажей отобранной банками недвижимости с аукциона и безысходным духом провинции. Я вырос в милом маленьком городке. До сих пор помню хозяйственный магазин родителей, аптеку, автомат с содовой на углу, супермаркет, похода в который так взволнованно ждал перед каждым Рождеством. Потом в восьми милях от нас открылся Walmart, и вскоре городок будто вымер. Каждый раз возвращаясь в ту область, я вижу подобное, и не только из-за щупальцев Walmart. Металлургия канула в небытие, и с тех пор, как я оттуда уехал, ничего не изменилось в лучшую сторону.

Работа над саундтреком к фильму подразумевает сотрудничество, и не только с Финчером и Россом, а со всей командой. Должно быть, это очень отличается от рабочего процесса Nine Inch Nails.

Nine Inch Nails обзавелись множеством студийных коллабораций в последнее время. Аттикус Росс и продюсер Алан Молдер, конечно, не вмешивались в процесс написания песен, но потом я пришёл к ним с кучей материала и сказал: «Давайте придумаем, как его обработать и привести к окончательному варианту». Так что на финальном этапе работы над песнями эти ребята сыграли не менее значимую роль, чем я.

Но ты, так или иначе, самый главный?

Да, в Nine Inch Nails я был бы Финчером. Но это не «сделайте то, сделайте это», а «как мы сделаем это сейчас?». Работа над Hesitation Marks впечатлила меня. Я сказал: «Мы вместе сделали последние несколько альбомов, нам комфортно друг с другом. Давайте пригласим продюсера и дадим ему возможность посмотреть наш материал». В каком-то смысле это означало, что каждый должен отказаться от части своей власти. «Это полное дерьмо. Это не приносит лучшего результата. Это просто лишняя суматоха». Но так мы думали только в течение первых двух недель.

Nine Inch Nails попали в список претендентов на включение в Зал славы рок-н-ролла. Что бы для тебя значила «прописка» там?

Не знаю. После получения пары «Грэмми» за какое-то тупое дерьмо вроде «Лучшего метал-исполнения» сложно не ставить под сомнение объективность подобных наград. Премия «Грэмми» — это политизированное телешоу, которое гонится за высокими рейтингами, поэтому я скептически отношусь к данного рода мероприятиям. Когда саундтрек к «Cоциальной сети» неожиданно получил «Оскар» и «Золотой глобус», казалось, что это было искренне и заслуженно. Я не говорю, что там не замешана политика и прочая фигня, но это был мой первый опыт работы в киноиндустрии. Я увидел, сколько усилий и различных ресурсов тратится на производство фильма и как ответственно подходит к этому процессу каждый из участников. Это были особенные ощущения. Проснулся ли я другим человеком через два дня после получения «Оскара»? Нет, я по-прежнему смотрю на жизнь с долей скептицизма. Зато теперь есть красивая статуэтка.

Будешь ли ты браться за работу над фильмами не Финчера?

Да, я никогда не заявлял, что буду писать эксклюзивно для Финчера. Специально я предложений в этой сфере не искал, но идея написания саундтреков мне нравится. Не думаю, что я возьмусь за работу над несколькими картинами в один год. Сомневаюсь, что у меня достаточно идей, чтобы хватило на многие фильмы.

Если тебе позвонит Рэнди Ньюман и скажет: «Мне нужен жуткий персонаж для Диснеевского фильма», ты возьмёшься за это?

Да. Мне нравится покидать свою зону комфорта.

Значит, у тебя в планах написание книги для детей?

Не уверен, что готов настолько покинуть свою зону комфорта.

Бонус: Pretty Hat Machine

Источник: Billboard

Перевела поклонница не туда свернувшей музыки для спа Даша Постнова


comments powered by Disqus