Пурпурная дива


Несмотря на то, что Азия с головой окунулась в режиссуру и на экране больше не мелькает, в памяти многих она до сих пор вечно раздетая мятежная итальянка, способная запустить бокал в голову тому, кто ее сильно бесит. На самом деле Азии уже за сорок (хотя выглядит она лучше многих 20-летних), у нее двое детей, и она больше не участвует в откровенных фотосессиях. В последнее время Ардженто в своих интервью часто говорит, что актерская игра ее больше не интересует, а вот режиссура и музыка — вполне. «Я так и не стала настоящей актрисой» — не так давно заявила Азия, но на самом деле, она лукавит — актриса из нее, что надо. В доказательство мы решили вспомнить несколько фильмов, которые, возможно, откроют для вас эту удивительную женщину с другой стороны.


La sindrome di Stendhal / Синдром Стендаля, 1996
dir. Dario Argento

В 1817 году французский писатель Стендаль неудачно сходил в церковь Святого Креста: насмотревшись там произведений искусства, его организм решил, что неплохо бы было немедленно рухнуть на пол, а сердце заставить колотиться с таким усердием, будто ему срочно нужно выйти из грудной клетки. Так родилось понятие «синдром Стендаля» — психическое расстройство, связанное с чересчур острым восприятием красоты. Люди, страдающие этим недугом, падают в обмороки в музеях, не могут спокойно смотреть на красивых людей, в общем, их психика начинает отчаянно крошиться при виде чего-нибудь прекрасного. Впервые такой диагноз был поставлен в 1982 году, а через 14 лет Дарио Ардженто снял фильм «Синдром Стендаля», где эта несколько поэтичная болезнь играет далеко не последнюю роль.

В центре сюжета — девушка Анна (именно ее играет Азия), которой становится нехорошо при взгляде на картины великих мира сего. Случайный обморок в музее запускает цепь трагичных событий — сначала на Анну нападает маньяк, потом она начинает плавненько сходить с ума и обмазываться краской, потом...что было потом, лучше видеть своими глазами. Все это время Анна исправно ходит к психотерапевту, советы которого помогают ей ровным счетом никак.

Фильм может быть не из гипотетического сборника Greatest hits by Dario Argento, но по-настоящему пугающий и ладно скроенный. Азия в роли Анны — сплошной трепетный комок нервов, Томас Кречман в роли маньяка — автомат по производству убийств, вместе они шаг за шагом превращают в кирпичную крошку черно-красный мир Дарио, где всегда красоты и крови было примерно поровну. Как в любом хорошем фильме ужасов самое страшное тут — не отрубленные руки-ноги, а та черная бездна, в которую может завести человека его подсознание.


Compagna di viaggio / Попутчица, 1996
dir. Peter Del Monte

Кора (Азия) носит кожаную куртку, работает в баре, отшивает мужиков, много скучает и понятия не имеет, есть ли у жизни хоть какой-то смысл (что, впрочем, до поры до времени ее совсем не беспокоит). Однажды одна умеренно богатая женщина просит ее присмотреть за стремительно теряющим память отцом (Мишель Пикколи), который взял за привычку уходить из дома без ключей в непонятном направлении. Вроде ничего трудного, но есть условие — Кора должна следить за стариком издалека, идти за ним в любую глушь и ничем себя не выдавать. Слегка поразмыслив, Кора соглашается (деньги-то лишними не бывают), еще не зная, что география путешествий у почтенного джентльмена совершенно дикая, а слабеющая память подводит в самые неподходящие моменты.

Грубая красота Азии, кажется, не предполагает участия в чем-то добром и спокойном, однако трогательной она тоже умеет быть — «Попутчица» тому доказательство. Ее героиня уверенная в себе только с виду, внутри же нее — целая записная книжка комплексов и страхов. Несмотря на то, что Кора с легкостью способна завести диалог (и не только диалог) с кем угодно, она как будто вычеркнута из общей системы, что роднит ее с героем Пикколи, который давно уже потерял вектор, но пока еще помнит, что главное — это двигаться. Долгое путешествие в никуда снимает с девушки всю шелуху, и в финале становится понятно, что резкий тон и вечное «отвали-от-меня» не мешает Коре быть добрым и довольно чутким человеком.


Transylvania / Трансильвания, 2006
dir. Tony Gatlif

Трансильвания — историческая область на северо-западе Румынии. Именно туда приезжает француженка Зингарина, дабы найти отца своего будущего ребенка, музыканта Милана. Как выясняется позже, блудный возлюбленный слинял в загадочную даль совершенно осознанно, ибо Зингарину разлюбил и вообще, какой нафиг ребенок. Девушка на фоне личной трагедии едва уловимо едет крышей, однако все не так плохо — во-первых, с горя можно пойти танцевать, во-вторых, в ее жизни появляется харизматичный мужик в классном пальто по имени Чангало.

Снять фильм под названием «Трансильвания» и ни разу при этом не упомянуть графа Дракулу — уже само по себе небольшое достижение. Если серьезно, то у фильма масса других достоинств — тягучая атмосфера не то вечного праздника, не то вечного увядания, прекрасная музыка, и, конечно, актерская игра. Азия тут работает в паре с Биролем Юнелем (вы можете помнить его по фильму «Головой об стену») и искрит между ними дай боже. Кто не верил, что Азия — отличная драматическая актриса, тому определенно стоит посмотреть «Трансильванию». А еще там есть замечательная сцена с медведем, но вы вам о ней не расскажем, дабы не портить удовольствие.


De la guerre / На войне, 2008
dir. Bertrand Bonello

Бертран (Матье Амальрик) как-то случайно провел целую ночь в закрытом гробу, после чего понял, что его нынешнее душевное состояние можно смело выкинуть на помойку. В процессе поиска средства от хандры, он попадает в милитаризованную секту, где все живут в огромном особняке, вслух читают «О войне» Карла фон Клаузевица и занимаются странными физическими упражнениями в масках. В этой секте можно только получать удовольствие и отдыхать, а вот связываться с внешним видом категорически запрещено. Сначала Бертран слегка пугается этого мирка (особенно после того, как девушка с лицом Леи Сейду предложила ему заняться любовью), но потом втягивается в странную игру.

Предворительница секты, крепкая девушка по имени Ума (собственно, роль Азии), предлагает Бертрану полностью ей довериться, хотя сама себе до конца не доверяет. Ее поступь тверда, фразы четкие и уверенные, но едва ли она может дать то, что обещает (покой, новую жизнь и прочие мифические вещи). Странно, конечно, что освобождение от обыденности предлагает человек, стянувший себе грудь (в буквальном смысле) и бегающий на чердак за советами к старцу, однако вся секта подчиняется ей. Азия умудрилась создать образ из чистой стали, а потом так же ловко разбить его на кусочки. Впрочем, никакой очевидной морали Бонелло в своем фильме не предлагает. Ад — это всегда другие, но где именно эти другие — внутри секты, или во внешнем мире, не вполне понятно.


Мария Ремига


comments powered by Disqus