"Mommy" Ксавье Долана: за и против


13-го ноября в прокат выходит новый фильм Ксавье Долана - «Мамочка», история запутанных отношений между трудным подростком Стивом и его нестабильной матерью Дианой. В качестве садисткого эксперимента мы отправили на предпремьерный показ ненавистницу Долана и сторонницу его творчества. Итог противоречивый: первой фильм понравился, второй - не очень.

ПРОТИВ

«Мамочка» (если назвать точнее, то «Что-то не так с Кевином МакАлистером») – один из самых ожидаемых фильмов Ксавье Долана, наконец, попавший в состязание с большими дядями и урвавший приз жюри в Каннах, обещал быть откровением, но оказался каким-то набором «кубики в картинках для маленьких». То есть, это все тот же Долан, но какой-то разжеванный, тыкающий тебе ложкой в рот, снятый для людей, которые думают что фильмы Ксавье - только о геях, и для тех, кто раздает за кино призы.

Трудный ребенок, его мать и преподаватель – вообще, уже изученный Ксавье треугольник, тут обработан так, дабы было легче симпатизировать героям. Вместо подростка-гомосексуала - просто трудный ребенок, взбалмошная мамочка все такая же неприкаянная, но на этот раз заботится о сыне и идет ради него на жертвы, ну а преподаватель теперь вообще с дефектом речи, причины которого не уточняются, просто пусть будет. Действие разворачивается в вымышленной Канаде 2018-го, где принят особый закон об опеке за детьми с нарушениями психики. (Кстати, если верить Долану, через 4 года 90-е окончательно вернутся в наш гардероб.) Все это происходит, (как и всегда у Ксавье), с помпой и плясками, растасованными с фишками, которые он (как всегда) натаскал от других режиссеров, только в кадре с соотношением 1:1. Многие считают, что этот фильм не такой прилизанный и продуманный в стилистическом плане, но смею предположить, что тут-то как раз режиссер постарался не меньше, чем для предыдущих фильмов. Нет, он не отбросил свои щенячьи хипстерские замашки в угоду сюжету, он их возвел в абсолют. Для достаточно вульгарных white trash персонажей Ксавье с трепетом подобрал соответствующий антураж. ОСТОРОЖНО, СПОЙЛЕРЫ Желатиновой вишенкой на этом приторном кремовом торте оказался выход в окно под "Born to Die", спасибо, что не в закат под "Creep".

Лукбук, составленный Ксавье во время подготовки к съемкам "Мамочки":

«Мамочка» - несомненно, выход на большую аудиторию и к большим возможностям, но не шаг вперед, коим был «И все же Лоранс», который совсем не о трансгендерах. Если его предыдущий фильм, «Том на ферме», засчитывался как упражнение в жанре, то «Мамочка» - это всего лишь реверанс для массовой аудитории.

Дайана Левченко

ЗА

«Мамочка» для Долана неожиданным образом стала тем, чем когда-то обернулся «Драйв» для Рефна – возможностью вырваться из фестивального гетто на большую дорогу – к огромным залам и номинациям на «Оскар». Конечно, нельзя сказать, что раньше Ксавье прозябал в неизвестности, но и королем проката его тоже не назовешь.

Одно из главных (так, по крайней мере, принято думать) достоинств Ксавье – вкус, как правило, его же и погибель. В первых работах Долана декорации настолько заслоняли все остальное, что сквозь них с трудом проходил свет и воздух. Но в «Мамочке» - бесконечно спорной, «этапной», неоднозначной работе, энергия наконец-то пробила слой штукатурки. С Доланом вообще всегда было не очень понятно, что делать – ну да, вундеркинд, видно, что кое-что успел хорошее посмотреть, выстроил на этом «хорошем» свою эстетику, посмеяться над собой вроде тоже умеет, хорошо, галочка в зачетку. Но волнует ли его хоть что-нибудь по-настоящему – было непонятно до последнего, ибо наблюдая даже за самыми драматичными сценами из его фильмов, думаешь только о том, как же он красиво всех нарядил. В «Мамочке» Ксавье в первую очередь пытается рассказать историю – да, немного затасканную, но он все меньше и меньше позволяет себе прятаться, теперь Долан старается проверить на прочность не только зрителей, но и себя. Конечно, это не выход в пустоту и не выкидывание в огонь всех козырей: Ксавье по-прежнему делает нам красиво, он манерничает, он выпендривается, но теперь, помимо прочего, он пытается показать жизнь такой, какая она есть – смешной, прекрасной, жестокой. Иногда – пошлой и банальной.

Сместив фокус, Долан проиграл в оригинальности и целостности, но этот проигрыш – ценнее прочих побед: он теперь точнее попадает в нерв, от него теперь труднее отмахнуться, обозвав каким-нибудь модным режиссером для впечатлительных барышень и юношей. Да, в «Мамочке» Ксавье ужасно штормит, он периодически скатывается в пафос, в финале вообще случается такой немножко Альмодовар, причем не лучшего периода, в каких-то моментах он попросту не знает, что делать – и именно это прекрасно. Долана так часто превозносят за его молодость, но он никогда не снимал, как снимают молодые и голодные до кино ребята – Ксавье всегда был слишком расчетлив, знал на какие кнопки нажимать, чтобы нужные люди одобрительно кивнули головами. Теперь, кажется, он хочет найти какие-то новые рычаги, достучаться до тех, кто раньше в нем видел только пух и перья, он показывает, что ему действительно плевать на все, кроме своего искусства и в нем он готов пойти до конца. Выбирая между собой и «мерзкими обоями в цветочек» Ксавье наконец-то плюнул на обои и выбрал жизнь – неприглядную, но завораживающую.

Мария Ремига


comments powered by Disqus