«Перейди на тёмную сторону»: 10 правил Пола Верхувена
Пол Верхувен поделился с Indiewire советами на тему того, как снимать провокационные и увлекательные фильмы, не скатываясь в банальность и скуку.

Двадцать первый век без сомнений можно назвать тёмным периодом для инди-творцов всех масштабов. Сотрудничество с голливудскими студиями практически всегда означает уступки, поэтому зачастую иностранные фильммейкеры возвращаются на родину, чтобы иметь возможность заниматься собственными независимыми проектами.

Так случилось и с голландским режиссёром Полом Верхувеном. Начало его карьеры — инди-ленты «Солдаты королевы» и «Турецкие наслаждения» (последняя даже была номинирована на «Оскар» как лучший иностранный фильм) — было прописано авторским почерком. Дальше — A-лист Голливуда, «Основной инстинкт», «Робокоп», «Вспомнить всё», «Звёздный десант», «Шоугёлз», «Невидимка». В 2000 году Пол психанул решил, что ничего интересного больше голливудские студии ему предложить не могут, вернулся в Голландию, шесть лет ничего не снимал. Возвращение в мир кинематографа по прошествии этого срока вышло весьма успешным — снятая на родине картина «Чёрная книга» с Кэрис ван Хаутен в главной роли получила одного из Венецианских львят и была отправлена от Нидерландов на соискание «Оскара».

Как карьера режиссёра складывалась в последние пару лет, мы все знаем — «Она» дебютировала на Каннском кинофестивале 2016 года и собрала внушительный грузовичок наград — включая «Золотые глобусы» за лучший иностранный фильм и лучшую женскую роль для великой Изабель Юппер. Также картина представляла Францию в номинации «лучший фильм на иностранном языке» на «Оскаре» (пусть и не попала в шорт-лист), а в последний раз страна сезанна и пармезана возлагала надежды на «нефранцузского» режиссёра в 1972 году — тогда «Скромное обаяние буржуазии» Луиса Бунюэля оставило конкурентов далеко позади.

Пол Верхувен поделился с Indiewire советами на тему того, как снимать провокационные и увлекательные фильмы, не скатываясь в банальность и скуку.


Никогда не повторяйся

В Голливуде совершенно не из чего выбирать. Мне присылали множество адаптированных сценариев по книгам, но ни один меня не заинтересовал — это было либо что-то неоригинальное, либо научная фантастика, которой я уже был сыт по горло. Я искал нечто совершенно иное, вершину, в покорении которой был не уверен. Для человека искусства очень важно время от времени бросаться навстречу неизвестности. Именно поэтому я никогда не снимал сиквелы — ни для «Робокопа», ни для «Основного инстинкта» — потому что я и так знал, как это сделать. Просыпаться в пять утра ради чего-то, чем ты уже занимался — скучно. Я счастлив, что мне никогда не приходилось так поступать.

Верхувен признаётся, что, прочитав роман Филиппа Джиана Oh... (это произведение и легло в основу картины «Она» — прим.ред.), он впервые в жизни понял, что понятия не имеет, как с этим работать, поэтому тут же согласился на участие в проекте.


Не загоняй себя в рамки Голливуда

Изначально я видел Elle американским фильмом. Книга была переведена на английский, и Дэвид Бирк написал сценарий. После четырех месяцев страданий мы поняли, что не сможем снять фильм в США по финансовым и творческим причинам. Инвесторы не хотели вкладываться в это приключение, актрисы A-листа — сниматься в нем. Мой продюсер Саид бен Саид в конце концов предложил вернуться во Францию. Мы перевели сценарий на французский — и это был перевод не столько текста, сколько контекста и культурной обстановки.

Подготовка к съемкам продолжалась не в Сиэттле, Чикаго или Бостоне, а в Париже. Верхувену было необходимо работать с французской съёмочной группой, поэтому в первый же день он пришёл в офис и заявил: «С этого момента я общаюсь на французском». Режиссёр признается, что в течение пяти месяцев он страдал от жутких головных болей и посещал врачей — и весь этот нервный ужас закончился только тогда, когда голландец почувствовал контроль над ситуацией и способность в полной мере работать с иностранным языком.


Найди актёра, которому этот фильм интересен так же, как тебе

В то время как американские актрисы одна за другой отвергали роль, Изабель Юппер за неё сражалась. Она прочитала роман и связалась с автором и продюсерами задолго до того, как в проект был приглашен Верхувен.

Изабель сделала свою героиню живой. Эта бесконечно талантливая женщина действительно перевоплотилась в неё. Я долго не мог представить, кто из актрис мог бы примерить на себя этот образ. Но сейчас я понимаю, что если бы Изабель Юппер не было на нашей грешной Земле, этого фильма не должно было бы существовать.


Оставь зрителю право самому ответить на вопросы

Исследуя психологические причины склонности героини Юппер к садомазохизму, Верхувен взял на себя смелость не раскрывать зрителю эти подробности.

Я решил сделать акцент на событиях, которые произошли с ней задолго до этого, чтобы избежать клише в стиле «а вот из пункта А вытекает пункт Б» Думаю, зритель сам должен увидеть все причинно-следственные связи.


Освежи в памяти картины Хичкока и Ренуара

Верхувен является верным фанатом Хичкока с 14–16 лет — с первого просмотра «Головокружения». Режиссёр не скрывает, что изучил все фильмы классика и часто их пересматривает в поиске новых решений. Вторым источником вдохновения Elle стали «Правила игры» Жана Ренуара, потому что это «трагедия, комедия и театр абсурда в одном флаконе».

«Она» держится примерно на тех же трёх столпах, что и «Правила игры», поэтому в процессе съёмок я постоянно держал этот фильм в голове. Подобные истории в кинематографе можно пересчитать по пальцам одной руки — мне в голову приходит ещё разве что «Дневная красавица» Бунюэля. В этой ленте персонаж Катрин Денёв, живя с богатым и добрым мужем-доктором, в один момент решает устроиться подрабатывать проституткой. Никто не ожидает и такого развития событий.

.


Усиливай историю с помощью музыки

Вместо того, чтобы объяснять композитору, чего он хочет, Верхувен чаще всего полагается на классику — Стравинский, Штраусс, Яначек. Энн Дадли (которая также работала над «Чёрной книгой») создала для Elle саундтрек в духе Хичкока и Бернарда Херрманна.

Если музыка хороша, то качество фильма поднимается процентов на тридцать. Картины вроде «Головокружения», «Лоуренса Аравийского» и «К северу через северо-запад» нельзя отделить от их музыкального сопровождения. Если вы с композитором смогли добиться такого саундтрека, то фильм автоматически переходит на следующий уровень. Зритель получает больше информации, всё становится более осмысленным. Музыка помогает развить эмоции в определённом направлении, без неё лента ощущается размытой.


Why so serious?

Даже в самых мрачных своих картинах Верхувен всегда найдёт место свету.

В сценарии изначально было место смешным и остроумным моментам, но, думаю, увидев настроение и поведение Изабель Юппер на съемочной площадке, актёры прочувствовали это ещё сильнее. Поэтому толика света частично содержалась в сценарии, но в основном это было заслугой актёрского состава в целом и Изабель в частности. К примеру, в финальной сцене, где насильник срывает с себя маску и они в последний раз смотрят друг на друга, можно заметить в глазах Изабель искорку улыбки. Она просто думает об этом, но в течение каких-то миллисекунд ты видишь это на её лице — просто невероятно. Я никогда не встречал актёров или актрис столь высокого уровня.


Меняй стиль съёмки

В первый раз за свою карьеру Верхувен снял фильм с помощью двух ручных камер Red. Он работал в связке с оператором Стефаном Фонтэном.

Важно работать в паре с тем, кому ты доверяешь, кого хорошо знаешь. Нет «камеры А» и «камеры Б», есть две «камеры А». Этот метод ускоряет съёмочный процесс, благоприятно влияя на бюджет, но важнее то, что при такой съёмке кадр охватывает больше информации. Фонтэн тоже работал в таком стиле впервые — во Франции чаще используют только одну камеру, если это не экшн-сцена. Мы снимали всё на две камеры в течение всего съёмочного процесса — никаких штативов, только собственное плечо.


Исследуй сексуальное поведение

В течение всей своей кинокарьеры Верхувен не боялся разрушать сексуальные табу — от раздвинутых ног Шэрон Стоун в «Основном инстинкте» до «Шоугёлз» целиком.

Без секса никого из нас не было бы на свете. Секс — это фундамент, это огромная часть жизни большинства живых организмов на планете, а в особенности — человека. В кинематографе необходимо умение находить баланс. Если в каких-то фильмах я предпочёл бы не показывать сексуальное насилие в принципе, то в картине, которая частично посвящена теме изнасилования — в данном случае, двойного — эти сцены должны быть, и они должны быть жестокими, потому что таковым оно и является в жизни.


Перейди на тёмную сторону

Вселенная — странная штука. В ней царствуют одновременно созидание и разрушение. Посмотрите в телескоп Хаббл на то, как галактики поглощают друг друга, попытайтесь представить себе этот масштаб! Я всерьёз интересуюсь разрушительной стороной жизни — а сексуальность, дружба и любовь к ней не относятся. Но я стараюсь охватывать обе ипостаси одновременно, потому что они повсюду окружают нас.

Источник: Indiewire