Дневник фестиваля «Окно в Европу»: любовь и абсурд
Maria Remiga,
Дорогой дневник, все хорошо, только очень болит голова и дергается правый глаз. Виноваты ли в этом вечерние welcome drinks или же просмотренное кино, неизвестно. Попытаемся разобраться.

Дорогой дневник, все хорошо, только очень болит голова и дергается правый глаз. Виноваты ли в этом вечерние welcome drinks или же просмотренное кино, неизвестно. Попытаемся разобраться.


Лавстори
реж. Петр Тодоровский

Сева, актер-неудачник, подрабатывающий таксистом, принимает странный заказ: нужно на лимузине доехать до Сочи. На месте выясняется, что клиент — а точнее, клиентка — его первая любовь, Маша. Девушка за двенадцать лет, что они не виделись, превратилась в настоящую мечту идиота, из Севы же как будто вынули батарейки. Неловкость встречи усугубляет еще и тот факт, что едет Маша на собственную свадьбу с богатым бизнесменом категории 40+.

Что происходит в России с такими сюжетами, мы, к сожалению, слишком хорошо знаем по бесконечной веренице бессмысленных ромкомов, с веселым свистом пропадающих из памяти через тридцать секунд после просмотра. «Лавстори» — счастливое исключение. За определение «обаятельное кино» по-хорошему нужно бить по рукам скалкой, но это правда тот редкий случай, когда с экрана фигачит невероятная химия. Улыбаться как идиот начинаешь уже где-то минуте на пятнадцатой, и чувство, что тебя удачно огрели банкой сгущёнки, не покидает вплоть до финала.

Подробнее читайте в нашей рецензии.


Добрый вечер
реж. Федор Константинович

В рамках акции «Ни дня без недоумения» показали «Добрый вечер» — фильм-перевертыш, снятый по принципу заедающей кассеты. Один и тот же эпизод с участием бандита, писателя, монахини и проститутки повторяется раз за разом с новыми подробностями и гендерными перестановками. Плюс имеется сюжетная надстройка, намекающая нам о том, что все это не более, чем съемки кино.

Лихой концепт а-ля Квентин Дюпье meets Тарантино выглядит очень интересно, и поначалу смотреть на все эти игры с переодеваниями как минимум любопытно. Однако потом фильм превращается в затянутую арт-шутку без конца и края. Рваный монтаж ясности тоже не вносит, да и под конец ее уже и не ищешь, а думаешь: побыстрее бы все эти приятные люди на экране прекратили так суетиться.


Хармс
реж. Иван Болотников

Картина Ивана Болотникова уже успела получить две награды Шанхайского международного кинофестиваля — за сценарий и операторскую работу. Снят фильм действительно довольно красиво, а вот к сценарию могут быть вопросы. Портрет великого поэта рисуется легкими штрихами через абсурдные эпизоды, среди которых есть несколько действительно остроумных. Но в целом картина больше напоминает медленное собирание непростого пазла без надежды на успех. Ближайший родственник ленты — фильм «Генсбур. Любовь хулигана», где попытка изящно объять необъятное тоже дала до обидного поверхностный результат.