Дневник фестиваля «Окно в Европу»: между первой и второй...
Даша Постнова,
Дорогой дневник, я нахожусь на кинофестивале «Окно в Европу» в Выборге. Первые два дня выдались такими насыщенными, что время и силы о них нашлись написать только сейчас.

Дорогой дневник, я нахожусь на кинофестивале «Окно в Европу» в Выборге. Первые два дня выдались такими насыщенными, что время и силы о них нашлись написать только сейчас.


Последний вальс
реж. Юлия Бобкова, в главной роли — Олег Каравайчук

«Последний вальс» подхватывает эстафету у вышедшего в прошлом году фильма «Олег и редкие искусства». Но если первый был рассказом о музыканте, то второй — это рассказ музыканта. Студентка ВГИКа Юлия Бобкова загорелась идеей создания документальной картины, очаровавшись демонстрацией «Сада живых наслаждений» Босха под музыку Каравайчука. По словам режиссёра, сначала композитор был категорически против съемок, но в итоге сам предложил ей сделать фильм с условием, что центральной темой должна была стать не фигура Каравайчука, а его видение происходящего вокруг.

Картина строится вокруг неспешной прогулки маэстро по посёлку Комарово, в котором он жил и творил. Место, куда изначально не пускали «никого, кроме деятелей науки и творчества», превратилось в элитный посёлок с камерами наблюдений, установленными прямо на стволах деревьев. Съёмки 2014-го года чередуются с кадрами хроник 2002-го — и благодаря этой антитезе становится понятно, что пританцовывающий и поющий «гуттаперчевый мальчик» превратился в «гуттаперчевого старичка» с потухшим взглядом. Он бродит по перегороженному заборами родному посёлку, ставшему тюрьмой, с отчаянием гладит пень срубленной ели-ровесницы. Он вынужден давать концерты, чтобы заработать на пропитание, и выталкивать взашей дельцов, жаждущих выселить его с лакомого кусочка Земли. Но он не называет людей мерзавцами, пусть и считает, что идеальным решением проблемы человечества стал бы апокалипсис под «Полёт валькирий» Вагнера. Олег Каравайчук хотел оставить нам предупреждение, наставление, совет, последний вальс — а вальсы, по его словам, «лучше всего сочиняются на кладбище».


Графомафия
реж. Владимир Зайкин, Эдуард Радзюкевич, в ролях: Гоша Куценко, Даниил Спиваковский, Станислав Дужников, Эдуард Радзюкевич, Аристарх Венес, Дарья Мороз, Владимир Епифанцев

Герой Гоши Куценко с замечательной фамилией Сизухин в течение восьми лет не вылезает из шалаша в лесу, работая над романом «Исповедь оператора крутильного производства». Закончив книгу, он отправляется сначала в парикмахерскую (делать стрижку а-ля Николай Гоголь), а затем в издательство. Но гротескный главред Надежда Северцева (Маргарита Шубина) имеет на рукопись свои планы. Она присваивает авторство произведения своему избалованному сыну Шуре (Аристарх Венес), а для устранения потенциально недовольного Сизухина отправляет разношёрстную банду графоманов, отчаянно желающих получить от издательства тираж побольше.

Это лента непростой судьбы: её передавали из рук в рук в течение трёх лет около трёх раз, пока она не приняла окончательный вид. Что было в начале, мы никогда не узнаем, но на выходе получилась насильно загнанная в узкие рамки жанра второсортная комедия, которую с трудом можно назвать чёрной. Да, здесь есть несколько занятных моментов — например, Даниил Спиваковский в роли писателя-маньяка с его книгой-хоррором «Убойные бубенцы», эффектное появление Владимира Епифанцева с табуретом в руках. Но всё это теряется на фоне неоправданно дикого монтажа, стилизованных под instagram рамок с комментариями и нелепых стихотворных реплик героев. Единственное, что остается — смеяться от абсурдности (не под знаком плюс) и надеяться, что скоро это закончится.


То, что во мне
реж. Гарик Сукачёв, в главной роли — Гарик Сукачёв

Новая картина Игоря (Гарика) Сукачёва — хроника путешествия артиста на мотоцикле по Алтайскому краю. Жанр был заявлен как документальный — и лучше бы ему таким было оставаться. Но нет, сюжет состоит из постановочных сцен, в которых режиссёр, сценарист, актёр, продюсер и композитор а кто ты без своего мотоцикла? ленты подъезжает к людям, представляется Игорем Ивановичем, а те его моментально узнают и начинают взахлёб рассказывать историю родной деревни и прочая, и прочая. Стоит ли говорить, что эти отрепетированные эпизоды смотрятся как минимум нелепо? В результате после просмотра мы получаем впечатления в духе трёхчасовой автобусной экскурсии по десяти странам Европы — и при этом экскурсии затянутой. Можно было бы поиграть с форматом, разделить повествование на несколько логических частей и каждую довести до ума, потому что в картине есть по-настоящему замечательные моменты. Но что уже говорить об этом.

Как бы там ни было, злиться на самолюбование Сукачева и его искреннюю попытку рассказать что-то о родине Василия Шукшина абсолютно не получается. Это один из тех случаев, когда хочется процитировать отзывы в стиле «фильм снят добрым, хорошим человеком для тех, у кого есть сердце» — то есть как раз для зрителей Первого канала, по заказу которого он был сделан.


Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в дом инвалидов
реж. Александр Хант, в ролях: Алексей Серебряков, Евгений Ткачук, Ольга Лапшина, Алина Насибуллина

Витька Чеснок (Евгений Ткачук, специализирующийся на образе гопников) — 27-летний выходец из детдома. Отец пил, бил и бросил мать, а та вскоре свела счёты с жизнью. Днем Чеснок недобросовестно работает на заводе за копейки, которые вечером добросовестно пропивает вместе с любовницей (Алина Насибуллина), ночью со скандалом возвращается к нелюбимой жене и маленькому сыну. Из порочного круга его вытаскивает неожиданно появившийся отец — Лёха Штырь (Алексей Серебряков). Он полностью парализован, и сын, недолго думая, решает отвезти родителя в инвалидный дом и по наследству получить квартиру. Дорога предстоит длинная и полная сюрпризов.

Александр Хант — один из главных российских дебютантов этого года. Его картина попала в конкурс кинофестиваля в Карловых Варах и стала лучшей в секции «К Востоку от Запада». Западные критики окрестили его «„Тони Эрдманном“, снятым Квентином Тарантино» и даже «наследником „На игле“ Дэнни Бойла». Это бодрое роуд-муви с ироничными вкраплениями арт-хауса, незаметно для зрителя (да и для героев) перетекающее в криминальную драму под треки Хаски, Грибов, Пики, Антохи МС — и, поверьте, лучшего саундтрека просто не найти. Здесь прекрасно подобрана каждая деталь — от песни «Патимейкер» на рингтоне главного героя до надписи «Sochi 2014» на майке одного из бывших уголовников.