«Неруда»: Бесконечная поэзия


Пабло Ларраин представил свой новый фильм «Неруда» в программе «Две недели режиссеров» Каннского кинофестиваля. Картина о легендарном чилийском поэте и политике попала под шквал аплодисментов и заставила зал кричать «Браво» до потери голоса. Мы также не устояли перед неповторимыми красотой и обаянием картины и искренне недоумеваем, почему работы Ларраина не участвуют в конкурсе фестиваля.

Трудно сказать, чьим же байопиком на самом деле является «Неруда» — сюжет вертится вокруг двух личностей: самого поэта, попавшего в опалу из-за своих прокоммунистических взглядов, и его преследователя — Оскара Пелюшоно, несуразного и неудачливого инспектора полиции с комплексом Наполеона, которого воплотил на экране Гаэль Гарсия Берналь, чье выступление здесь можно без преувеличения назвать грандиозным. Пелюшоно Берналя слегка походит на героя из фильма Уэса Андерсона: его фактура и пластика вкупе с юношеским максимализмом напоминают о Максе Фишере из Rushmore, а комичность поступков персонажа и его пламенные речи о великом усугубляют этот эффект. Повествование в фильме идет от лица следователя, и в какой-то момент он напрямую говорит зрителю: «Я не второстепенный персонаж!», что вызывает в зале смех, но к концу картины понимаешь, что он был преждевременным. «Неруда» — именно история Пелюшоно, глуповатого и наивного чурбана, невзрачного сына проститутки, который почувствовал себя живым благодаря погоне за великим. В одной из сцен он встречается с возлюбленной поэта, и та говорит Оскару, что Пелюшоно для Неруды — персонаж, и он пишет его судьбу. Погнаться вслед за Пабло во время его перехода через Анды значило для Пелюшоно увековечить свое имя, и он не упускает этот шанс, прокручивая в голове все возможные детали предстоящей схватки, словно маньяк.

Ларраин рассказал историю о крепкой и почти сверхъестественной связи двух незнакомых людей, перенеся на экран все напряжение и спектр чувств, едва поставив этих персонажей в один кадр. Пелюшоно скрупулезно подбирает за поэтом каждую улику, читает оставленные им (специально для инспектора) книги и грезит о встрече с Нерудой, подобно обыкновенному фанату. Если Берналь здесь экспрессивен и одержим (да и вообще представляет собой воплощение лозунга «Слабоумие и отвага»), то Луис Ньекко (исполнитель заглавной роли) грациозен, меланхоличен и даже чересчур расслаблен для человека, скрывающегося от властей. Его Неруда обладает редкой способностью облагораживать даже самые вульгарные вещи, к примеру, вечеринки в борделях, которые тут кажутся изящными играми в декаданс. Актерам удается играть на едва уловимых тонах, передавая неприлично много, даже просто хмыкнув около трех раз.

Феноменальная работа исполнителей главных ролей вместе с филигранно прописанным сценарием не дают зрителю отвлечься от экрана хотя бы на минуту. Ларраин не позволяет себе снять типичный байопик или занудный политический фильм с поверхностным экскурсом в историю: «Неруда» — почти комедия, но в то же время она говорит о важном, задавая правильные вопросы о коммунизме и справедливости в целом. При всем этом можно смело сказать, что картина снята в жанре нуар: выдержана соответствующая для фильмов о грозных мужчинах в шляпах и плащах стилистика, подобрана колючая и тягучая музыка, добавляющая саспенса. «Неруда» бесконечно красив. Как и предыдущая работа автора «Клуб», фильм снят в сиреневых (но на этот раз — теплых) тонах, каждый его кадр гипнотизирует, а заключительные сцены на фоне снежных вершин и бездонных сугробов и вовсе что-то за пределами дозволенного.

«Неруда» — исключительный фильм, который во всей его многогранности можно обсуждать до бесконечности. Искренне хочется, чтобы картину заметили и оценили по достоинству. Говорить об оскаровском потенциале пока трудно, но вполне возможно, что Ларраин будет представлять Чили в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Надеемся, что лента доедет и до кинотеатров России.

Дайана Левченко


comments powered by Disqus