Фильм для никого: «Надя»


«Европа — это деревня» — заявляет брюнетка (Элина Ловенсон) с неземным акцентом, сидя в странном баре непонятно с кем. Вечеринка на двоих вскоре перенесется в квартиру ее собеседника, однако события будут развиваться куда как более неожиданно, чем можно было подумать: вместо продолжения банкета девушка начнет немного есть своего партнера. Далее выяснится, что барышню зовут Надя, она дочь самого графа Дракулы, у нее есть брат-близнец, а объект ее страсти, Люси, замужем за охотником на вампиров.

Трудно удержаться от запрещенного приема и не влезть в свидетельство о рождении этой картины, в которой чуть ли не первой строкой идет имя исполнительного продюсера: Дэвид Линч. Впрочем, его влияние здесь не чувствуется, лента, скорее, просится в гости на стакан вина к К.Т.Дрейеру и чуть-чуть к «Что ни день то неприятности» Клер Дени. Однако есть подозрение, что без протекции Дэвида этот сумбурный фильм вряд ли бы увидел свет, точнее тьму, поскольку режиссер картины — незаметный человек Майкл Алмерейда, которого вы можете не помнить по «Гамлету» с Итаном Хоуком. В общем, «Надя» плотно окутана таинственным туманом во всех отношениях и ей это на пользу: громкий голос ленте ни к чему, она говорит только с теми, кто желает ее слушать.

На первый взгляд, «Надя» — это каша из окровавленного топора: условный сюжет, белый шум вместо эмоций, кто-то постоянно кого-то меланхолично жует, вычурное ч/б, музыкальный ансамбль Portishead за кадром. Но почему-то смеяться не хочется, хочется просто наблюдать за медленным, но чарующим течением жизни героев, которые путаются в собственных чувствах, подменяют любовь страстью и наоборот, слушают дыхание смерти и рассуждают о неразрывности кровных связей. Вампирская тема, особенно в ее классическом виде, — одна из самых избитых, однако в «Наде» при всех обязательных черных балахонах, есть некая приятная обесточенность, плавность и даже легкость. Это кино легко может взбесить — хотя бы потому, что все время хочется попросить режиссера, чтобы он расслабил лицевые мышцы, но и очаровать способно тоже без проблем — хотя бы потому, что там есть замечательные Питер Фонда, Мартин Донован и Элина Ловенсон, а черно-белый пафос лихо сбивается нотками настоящей грусти и какой-то странной, дьявольской красоты.

Мария Ремига


comments powered by Disqus