«Голодные игры: Сойка-пересмешница. Часть 2»: Шаг держи революционный!


Взвейтесь кострами, синие ночи: последний фильм о приключениях Китнисс Эвердин со товарищи (новоязовское советское слово подходит тут как нельзя лучше) выходит на экраны. Действие разворачивается прямо после концовки первой «Сойки-пересмешницы» и застает Китнисс перед нападением на военную базу Капитолия. Пит до сих пор с промытыми мозгами и в одеждах буйнопомешанного, Альма Коэн и Плутарх разрабатывают дальнейшие планы по захвату власти.

В очередной раз, конечно, встает вопрос о целесообразности разделения финальных частей многомиллионных франшиз. Вторая часть «Сойки» в данном плане показательна — действия начинают происходить буквально с места в карьер, и даже человеку, смотревшему первую часть в момент ее выхода, придется многое принять на веру и как данность (перечитайте сюжет на Википедии, в крайнем случае). Это еще ладно, но относительно концепции фильма как последней части и ее размаха имеются действительно серьезные вопросы. Например, отсутствие панорамы как таковой: происходит непосредственная атака на Капитолий объединенных сил всех дистриктов, но увидим ли мы хотя бы одно военное столкновение? Черта с два, фокус фильма практически до самого конца не сдвинется с небольшой группки Китнисс, и здесь даже присутствует клаустрофобичная сцена в канализации в стиле survival horror, для которой в русском языке придумали выражение «не пришей кобыле хвост». Революции, конечно, совершаются маленькими группами, и Советский союз во многом случился благодаря диверсиям, произведенным менее чем сотней людей, но здесь этот отряд играет роль чисто декоративную и вовсе не определяющую. И хотя понятно, что главная героиня здесь Китнисс и прочее, но хотелось какого-нибудь компромисса.

Действительно сильно сдерживают картину рамки подростковой франшизы, в которых странно выглядит действительно неглупая мысль о том, что кастовое монархическое строение государства нельзя выжечь тоталитарным строем с узурпатором и только демократия способна разорвать порочный круг. Можно даже сказать, что между смысловым слоем и слоем любовно-трагедийным здесь разворачивается настоящая борьба, очевидно и удручающе заканчивающаяся победой второго, притом самым глупым методом, который заливает патокой мэсседж вместо того, чтобы объединиться с ним. И это крайнее полагание на то, что персонажи все вытянут, что они только и важны и что ничего больше не надо — пожалуй, самая главная проблема довольно неплохо смотрящегося, но разочаровывающего финала. Слишком хорошо видно, что все действительно могло быть лучше.

Сергей Кощеев


comments powered by Disqus