Обзор основного конкурса ММКФ-2016


Конкурсная программа ММКФ традиционно представлена слабыми картинами, которые не поспевают за временем. Этот год не стал исключением, но, тем не менее, достойные экземпляры отыскать удалось. Мы не успели оценить триумфатора фестиваля — «Дочь» Резы Миркарими (о чем жалеем), поэтому делимся с вами тем, что смогли посмотреть.


Первым просмотренным фильмом оказался «37» режиссера Пак Грастен, воображения, мягко говоря, не поразивший. Небольшая зарисовка, попеременно показывающая несколько жителей одного дома, которые по итогу не мешают изнасилованию и убийству, происходящему под их окнами. Мысль о том, что все люди — инертные сволочи и так не нова, но мусолить ее на протяжении полутора часов, так ни разу и не копнув вглубь ни одного персонажа, совсем непростительно. А больше ничего и не сдерживает вместе набор сцен, снятый с очевидной потугой на нечто большее и неоправданными экспериментами со звуком и цветом.


Главная героиня фильма «Голос вещей» Клаудиа — медсестра, кузина которой недавно покончила жизнь самоубийством. Клаудиа продолжает ходить на работу, шутливо общаться с коллегами и пациентами, встречаться с родственниками умершей в импровизированном клубе скорбящих, но на самом деле пребывает в глубокой депрессии. Мы наблюдаем за повседневной, монотонной жизнью героини, где она держит все эмоции в себе. Как из капающего крана, эмоции потихоньку проявляются в ней. На полную вентиль открывается лишь за минуту до конца фильма. С титрами возникает мысль «наконец-то» — то ли от удовлетворения, что героиня дала волю чувствам, то ли от того, что фильм закончился.


В картине «Пелена» режиссера из Филиппин Ралстона Джовера главные герои — дети-беспризорники, промышляющие воровством. После неудачной кражи один из них погибает, а жизнь оставшейся троицы круто меняется. Каждый кадр фильма так и норовит уколоть зрителя в самое сердце, показывая, как жестока жизнь детей из стран третьего мира. Вектором ленты служит тот факт, что в Филиппинах есть закон, согласно которому несовершеннолетним лицам не грозит абсолютно никакого наказания за преступления. Но режиссер показывает, что у юных бродяг оттачиваются не только криминальные навыки, но и с нуля формируются принципы человечности и такие понятия, как дружба и даже любовь. С технической стороны фильм далеко не идеален: он построен на эпизодической структуре параллельного повествования, из-за чего создается ощущение какой-то бессвязности. Тем не менее, «Пелена» — достаточно яркая фестивальная работа, которая способна удивлять.


Горящий монах стучится в двери незнакомой обители. «За что горишь?» — спрашивает его игумен. «За грехи свои», — отвечает насельник. Его тушат и выделяют ему место в монастыре, но вскоре между ним и игуменом возникает конфликт: послушник что-то больно остер на язык и чересчур хорошо справляется с данной работой. «Никак одержим», — думает глава. Новый фильм Николая Досталя «Монах и бес» по сценарию Юрия Арабова представляет собой интересный, неканоничный взгляд на церковь как на филиал некой организации, которую портят люди: именно игумен, глава монастыря, оказывается самым неприглядным персонажем. Написано остроумно и смешно, но главная претензия, которую хотелось бы предъявить — это то, что в России, кажется, не могут критиковать современное общество и политический курс, изображая их в настоящем измерении. Все через метафоры, и действие разворачивается почти 200 лет назад — узнаваемо, да, но куда менее эффективно и смело, чем могло быть.


Бывают фильмы плохие, но их авторы хотя бы стараются развиваться в реалиях современного кино. «Эксцентрики» Януша Маевского помимо того, что очевидно плохой фильм, так еще и окончательно мертвый. Сдобренное мощной порцией юмора школы Евгения Вагановича, повествование крутится вокруг переехавшего из Англии в Польшу джазового музыканта в 1950-х и транслирует банальнейшие мысли в духе музыка лечит. От ленты буквально несет нафталином, и место ей где-то на задней полке антресоли, с которой ее неосмотрительно достали. Ей-богу, лучше посмотреть «Мы из джаза» Карена Шахназарова на ту же тему.


Слава богу, на азиатское кино практически всегда можно положиться, и фильм корейского режиссера Кима Чжон Квана «Худшая из женщин» не стал исключением. Это очень простая, не хватающая звезд с неба картина об актрисе, которая не понимает, где заканчивается ее роль и начинается настоящая жизнь. Разобраться в себе ей помогает не слишком удачливый писатель, который увидел в девушке героиню своей новой книги. Задумано все тонко и вместе с тем незатейливо: обаяние лиц, много солнца и зелени, в меру забавные диалоги, кажется, ничего особенного, но время от времени нажимаются какие-то важные клавиши, и вот проходит полчаса, час, а оторваться нет никакой возможности.


Замыкает наш список фильм Дэвида Греко («Эвиленко») «Козни», рассказывающий об одном из самых страшных политических преступлений — убийстве Паоло Пьера Пазолини. Как известно, Пазолини всегда был «неудобным» художником, и борьба с системой в конечном итоге стоила ему жизни. Несмотря на то, что до сих пор не все ясно в это жуткой истории, главной версией остается именно политическое убийство. Картина дотошно воссоздает последние недели жизни режиссера: монтаж «Сало, или 120 дней Содома», пропажа фильма, отношения с Пино Пелози, которого позже обвинят в смерти Паоло, работа над книгой о загадочной гибели главы нефтегазовой компании Eni Энрико Маттеи. Понятно, что снять такую историю неинтересно не получится — уж слишком велико сопротивление уникального материала. Однако Греко как будто всеми силами пытается испортить собственный фильм: надувает щеки, делает лицо кирпичом, использует музыку за кадром как оружие массового поражения (и все бы ничего, но это Pink Floyd), периодически заливает картинку вырвиглазным серебром. Получается страшно во всех смыслах этого слова. От предыдущей ленты Греко, где Малкольм Макдауэлл охотился на маленьких девочек, были примерно такие же ощущения, но «Козни», кажется, еще старается хорошенько на зрителя наорать, чтобы неповадно было. Немного обидно, а главное, непонятно зачем.


comments powered by Disqus