Me, Marlon Brando, Marlon Brando And I


3 апреля родился Марлон Брандо.

Величайший актер в истории кинематографа. Хтоническая фигура, внушающая восхищение и благоговение. Первый из голливудских актеров, игравших по системе Станиславского. Борец за демократические права, отказавшийся от «Оскара» в силу политических убеждений. Невыносимый человек, доводивший режиссеров до истерики. О значимости и яркости личности Марлона Брандо можно говорить бесконечно. В основном актер известен своими ролями в фильмах «Трамвай «Желание», «Дикарь», «В порту», «Крестный отец», «Последнее танго в Париже» и «Апокалипсис сегодня», поэтому мы решили рассказать о других сильных перформансах Марлона Брандо, которые обычно остаются в тени.


Мужчины / The Men, 1950
Реж. Фред Циннеман

Кинодебют Марлона и крайне актуальный фильм для середины ХХ века. Молодой, полный жизни главный герой Кен получает ранение на Второй мировой войне и оказывается в инвалидном кресле: из-за пули снайпера у него парализовало ноги. Маленький кусок металла в теле — и светлое будущее, амбиции, свадебные планы — все отправляется в урну. Тяжелое положение пострадавшего на войне обуславливается не столько отношением общества к инвалиду, сколько его психологическими барьерами и воющими демонами в голове. Картина шаг за шагом раскрывает внутреннее потрясение главного героя и неприятие им новой, враждебной к нему реальности. В его сознании происходят постепенные переходы от отрицания происходящего к нежеланию жить, обвинению окружающих, ненависти к самому себе и, наконец, к смирению и борьбе. Львиная доля хронометража — это тяжелые минуты отчужденного кошмара, но именно за счет них фильм получает статус духоподъемного. Это кино не обещает, что все будет хорошо, но заставляет поверить, что сила человека заключается в его воле, а жизнь все-таки прекрасна. Готовясь к съемкам, Брандо провел много времени в реальном военном госпитале среди раненых солдат, пытался войти в их положение, обходясь без помощи ног. Хоть это и первая роль Марлона, его игру нельзя назвать неопытной или неуверенной, актер громко заявил о себе с самого начала карьеры.


Вива, Сапата! / Viva Zapata!, 1952
Реж. Элиа Казан

Второй совместный проект Марлона и Элиа Казана, раскрывшего миру талант Брандо. Эпос об одной из самых ярких исторических фигур Мексики — Эмилиано Сапате. Бунтующая натура Брандо как нельзя лучше подошла на роль воина-освободителя и крестьянского революционера. Сомбреро, усы и удивительный грим на веках довершили общую картину, исправив природную несхожесть актера с прототипом. Режиссер попытался вместить в 100 минут длительную и пеструю историю противостояния мексиканского народа авторитарному режиму, и такое решение двойственно отразилось на результате. В картине практически не отводится время военным схваткам, и все результаты борьбы подаются как данное. Эти украденные у баталий минуты отданы созданию собирательного образа народа: нрав, ценности, взгляд на политику и образ ведения дел отражены через лаконичные, но яркие и хлесткие диалоги. Казан поставил себе задачу воссоздать легенду о мексиканском лидере и в угоду этой цели додумал фигуру Эмилиано Сапаты и изменил некоторые основополагающие факты. Такой смелый шаг оправдал себя — у фильма вышла красивейшая концовка, через которую удалось выразить общую идею революции и завершить мифологический образ народного героя. Картина принесла Марлону Брандо серебряную премию Каннского кинофестиваля, «Бафту» и вторую номинацию на «Оскар».


Юлий Цезарь / Julius Caesar, 1953
Реж. Джозеф Лео Манкевич

Голливудский пеплум по одноименной пьесе Шекспира. Несмотря на то, что произведение носит имя Цезаря, все мы знаем, что случилось на мартовские иды, поэтому события как книги, так и фильма рассказывают о закулисных политических перипетиях в Риме до и после эпохального момента. Картина представляет собой успешный симбиоз театра и кино с масштабными сценами, панорамными видами и неотъемлемой экспрессивностью актерской игры. Персонажи отличаются неоднозначностью и сложностью характеров. Как и в жизни, нельзя отнести какого-то героя к положительному или отрицательному лагерю. Здесь предательство превращается в жертву во благо народа, жажда власти прячется в одеждах преданности, и во всех углах царит такое отчаяние и сомнение, что так и не удается прийти к определенному ответу на главный вопрос — чем являлось убийство Цезаря. Марлону Брандо в исторической постановке достался персонаж Марка Антония. Удивительно, что после «рабоче-крестьянских» ролей актер органично вписался в образ античного аристократа. Сочетание интуитивной игры с законами театра превратили монолог Марка Антония в психологическое оружие. Речь эта настолько яростна и выразительна, что может воззвать к совести зрителя даже несмотря на то, что он не причастен к происходящему:

По части наград это еще одна «Бафта» для Марлона и уже третья номинация на «Оскар» за лучшую мужскую роль.


Молодые львы / The Young Lions, 1958
Реж. Эдвард Дмитрик

Экранизация одноименного романа Ирвина Шоу, представленная в виде масштабного трехчасового полотна. Картина рассказывает истории трех абсолютно разных героев: Ной Акерман (Монтгомери Клифт) — американский еврей, слабый, застенчивый, вынужденный постоянно терпеть насмешки от сослуживцев; Майкл Уитэкр (Дин Мартин) — разнеженная вниманием звезда, не знавшая забот; Кристиан Дистль (Марлон Брандо) — немец-патриот, искренне убежденный в правоте своего дела. В фильме представлена богатая палитра героев: те, кто хотел служить, и те, кого заставили; благородные и подлые; сильные и слабые. Люди самые разные, но война одна — разрушающая жизни. При таком хронометраже сцен баталий и побоищ практически нет, это три часа увлекательного копания в сознаниях главных героев. Пока персонажи медленно движутся по пути своего духовного развития, мимо проносятся обезображенные судьбы второстепенных действующих лиц. Создается общая и в плане общественных сословий, и по части географии картина войны и того, какое влияние она оказала на сознание людей: кого-то морально изуродовала, кого-то возвысила, и за обоими сценариями наблюдать одинаково грустно. Персонаж Брандо — один из самых интересных немцев в кино. У него не линейный образ, и все не может закончиться простым выбором между белым и черным, его внутренний конфликт горький и неразрешимый как раз потому, что ему не представляется возможность бинарного исхода. После прохождения этого длинного пути противоречий фильм кажется особенно беспощадным с его концовкой — такой же бескомпромиссной, как и война.


Из породы беглецов / The Fugitive Kind, 1960
Реж. Сидни Люмет

Картина снята по пьесе Теннесси Уильямса «Орфей спускается в ад». Персонаж Брандо — Валентин Ксавьер по прозвищу «Змеиная кожа» — музыкант-бродяга, уставший от злачного образа жизни и устроившийся в небольшой магазинчик, которым владеют итальянка с печальными глазами и ее больной муж. Уильямсу с каким-то пугающим садизмом удается погружать своих героев в непроходимые страдания и давать надежду только для того, чтобы ее отнять. Люмет перенес эту горечь на экран с помошью «тесных» планов во время диалогов и гнетущей атмосферы нависающей угрозы. Главная женская роль была отдана музе итальянского неореализма Анне Маньяни, и хотя она очень плохо говорила по-английски, попадание в персонажа было стопроцентным. Вечно наполненные слезами и страхом глаза Маньяни впивались в агрессивно-спокойное лицо Брандо, и на экране разгоралась страсть. Но в итоге, каких бы личных побед не достигали герои, и как ни сильна была бы их тяга к светлому, зло правит балом, и даже любовники не выживут.


Блики в золотом глазу / Reflections in a Golden Eye, 1967
Реж. Джон Хьюстон

Экранизация одноименного романа Карсон Маккаллерс, яркой представительницы южной готики. Фильм начинается и заканчивается одной и той же фразой: «На Юге есть форт, в котором несколько лет назад произошло убийство». Брошенный в зрителя в первые же минуты результат заставляет все остальное время вглядываться в лица героев, пытаться предвосхитить их действия, мотивы, разгадать, что же пойдет не так. Хьюстон раскрашивает картинку в стерильный золотой цвет, который вместо тепла привносит болезненность и отторжение. Фильм можно назвать очень смелым для своего времени: темы вуайеризма, фетишизма и подавленных сексуальных желаний вынесены в заглавие. Майор Пендертон, на чью мужскую несостоятельность неоднократно указывается, женат на Леоноре (Элизабет Тейлор) — дурочке, жестокой в своей глупости. Она изменяет мужу с его сослуживцем, чья супруга тронулась рассудком после смерти ребенка и ищет спокойствия в обществе филиппинского слуги Анаклето. Есть еще некий сержант, который любит подсматривать за чужой жизнью, и в чьих глазах преломляются все события. Брандо досталась роль майора, чей образ для Марлона непривычен в своей уязвимости и слабости, скрываемых за мундиром и военными идеалами. Хьюстон без лишних стеснений заполняет фильм вульгарными сценами и недомолвками, время от времени срываясь в истерику. Но в конце концов натянутая струна лопнет — выстрел прогремит, и безумие выкачает весь воздух.

Анастасия Муяссарова


comments powered by Disqus