«Манифесто»: To Me You Are A Work Of Art
Дарья Житкова,

Манифесто / Manifesto
Режиссер: Джулиан Роузфельдт
В главной роли: Кейт Бланшетт
Дата премьеры в РФ: 8 июня 2017 года

Амбициозный проект под названием «Манифесто» изначально был задуман в формате выставки, проходившей в музеях Австралии и берлинской галерее «Гамбургский вокзал» с 2014 по 2016 год. Выставка состояла из коллажа видеоинсталляций, идущих параллельно друг другу на тринадцати экранах, находящихся в одном помещении.

Режиссер Джулиан Роузфельдт менее чем за две недели запечатлел Кейт Бланшетт в тринадцати образах. В начале фильма показывают огромный список героев, чьи манифесты стали частью картины — Казимир Малевич, Тристан Тцара, Гийом Аполлинер, Андре Бретон, Дзига Вертов, даже Ларс фон Триер и Джим Джармуш. Некоторые манифесты, такие как «Догма 95», угадываются с пары слов, другие же оставляют большое пространство для размышления... окей, гугл.

Любопытнее всего выглядит то, как манифесты вплетаются в контекст каждого из двенадцати эпизодов. К примеру, громкие слова об архитектуре произносит англичанка среднего возраста, которая работает на мусоросжигательном заводе, ученый в защитном комбинезоне завуалированно говорит о конструктивизме, а бездомный на всю улицу декламирует слова Маркса и Энгельса о капитализме и буржуазии.

Смешное и абсурдное находит свое место в фильме на похоронах дадаизма и на семейном ужине. Вместо молитвы перед едой домохозяйка-Кейт зачитывает за столом в окружении своих сыновей и мужа Эндрю Аптона не что иное, как манифест Класа Ольденбурга «Я за искусство». Ближе к концу картины припасен настоящий подарок для синефилов. Эпизод с уроком рисования в начальной школе забавно сочетает в себе два кинематографических манифеста. Сначала учительница-Кейт цитирует Годара и Джима Джармуша «Ничто не оригинально, заимствуйте», а когда дети начинают творить, обрубает им крылья четкими формулировками Догмы 95.

Несмотря на калейдоскоп идей и образов, фильм может показаться затянутым. В музейном пространстве инсталляция может сказать все за сорок минут, в то время как залу кинотеатра на ту же информацию требуется более полутора часов. К тому же большую часть хронометража занимают длинные планы, что в данном случае лишает ленту динамики. В начале каждого эпизода камера медленно перемещается по декорациям молчаливо или в сопровождении закадрового манифеста до тех пор, пока в кадре не появляется очередная героиня Кейт. Она является единственным живым и ярким пятном в монохромном мире. Но иногда создается ощущение, будто даже актриса не вникает в то, что произносит с таким усердием и надрывом.

Очевидно, что главная прелесть картины не в содержании или сюжете, а в форме. «Манифесто» не призывает к действию, не навязывает свое мнение, не пытается открыть глаза на мир и искусство, так как не показывает ничего самостоятельного и нового (по крайней мере, для ходячей энциклопедии или доктора искусствоведения). В занятных эпизодах рассказывается вековая история крупнейших высказываний, которые станут отличным подспорьем для размышлений и дискуссий (если все запомнить и вооружиться гуглом на час-другой). Однако для тех, кто не готов к такому повороту событий, фильм может показаться настоящей пыткой, в которой выживет только истинный мученик искусства и страстный поклонник Кейт Бланшетт.

Дарья Житкова