Иди и смотри: «По вине Вольтера»


Молодой тунисец Джалель путем запутанной лжи получает временное разрешение на проживание в Париже, заселяется в общежитие для иммигрантов и начинает нелегально приторговывать в метро фруктами, а потом переключается на цветы. Попутно он немного играет в Джима Левенстайна и пытается переспать с симпатичной официанткой. Та вроде бы на все согласна, но, как дело доходит до самого главного, сразу же начинает лепетать что-то про «я не готова». Джалель, впрочем, духом не падает и предлагает заключить фиктивный брак, отбашляв девушке за это солидную сумму (надо же как-то получить французское гражданство и нормальную половую жизнь). Барышня утвердительно кивает, однако новоиспеченные молодожены еще не знают, что добром все это не кончится.

За последние шестнадцать лет Абделатиф Кешиш вплотную приблизился к званию современного классика, и тем интереснее узнать, с чего началась его режиссерская карьера. А началась она с фильма действительно замечательного: неглупого, трогательного и местами убийственно смешного. Беря за основу актуальную до сих пор тему нелегальной иммиграции (сейчас этот вопрос встал даже более остро), он аккуратно прячет социальные швы в комедийную, по сути, историю о том, как парень хотел любви, но вышло все не то. Причем под словом «любовь» здесь подразумевается скорее не любовь к женщине (хотя и это тоже), а любовь как смысл жизни, любовь как способ убежать от глупых насмешек реальности, любовь как поиск пристанища в этом мире. Всю дорогу у него не клеится с подругами, но главная трагедия в том, что ему не отвечает взаимностью Париж — город, который он искренне полюбил и не хочет покидать. Также показательно, что несмотря на все трудности, Джалель не озлобляется: по сути он остается таким же открытым и в целом добродушным парнем. Если дом внутри — все равно где ночевать.

Для дебюта «По вине Вольтера» сделан как-то слишком ловко и виртуозно. Два часа пролетают незаметно, сюжет почти не провисает, актеры играют так естественно, что начинаешь думать, будто режиссер просто подглядывает за реальными людьми. Впрочем, ничего удивительного: на момента выхода картины Кешишу было под сорок, странно было бы выпускать незрелую ленту. Хотя дело, конечно, не в этом: что здесь, что в поздних работах (особенно в пресловутой «Жизни Адели»), Абделатиф демонстрирует удивительно легкий подход к темам, о которых принято говорить фразами весом под тонну. И, может быть, поэтому он бьет точнее, чем люди с куда более серьезными лицами.

Мария Ремига


comments powered by Disqus