Быстрее, выше, короче: интервью с участниками кинофестиваля snhit
Даша Постнова,

18 октября в Москве стартовал Международный фестиваль короткометражного кино shnit. Мы поговорили с некоторыми режиссёрами программы Made in Russia о том, почему они выбрали именно короткий метр, что было самым трудным во время съемок и каких принципов они придерживались на площадке.


Алла Вартанян — автор анимационного музыкального фильма «Тип-топ».

Ким Белов — автор картины «Акадо» с Евгением Цыгановым, Павлом Табаковым и Еленой Николаевой в главных ролях.

Александр Домогаров-младший — автор психологического триллера «Пустите детей», снятого по одноименному рассказу Стивена Кинга.


Опишите свой фильм пятью словами.

Алла Вартанян: Люди, холод, ожидание — не беда.

Ким Белов: Учебная работа, хороший оператор и актёры.

Александр Домогаров-младший: Первая работа в кино в любимом жанре.


Почему был выбран именно короткометражный формат?

Алла Вартанян: Это было требованием для дебютного фильма на курсах в «Союзмультфильме», которые я посещала — стояла задача снять картину длиной в одну минуту. Оказалось, что это очень сложный жанр, и работать в нем, как мне кажется, труднее, чем в формате, при котором можно развить сюжет, раскрыть персонажей, показать их мотивацию. Мой фильм получился в два раза длиннее заданного, — 1,55 — потому что я понимала, что за минуту не успею даже представить героев, не говоря уже о приведении их танца к какой-то кульминации.

Ким Белов: Всё-таки я дебютант, и надо начинать с чего-то, что ты можешь осилить. Сразу снимать полный метр было бы немного самонадеянно, поэтому я выбрал короткометражный формат.

Александр Домогаров-младший: Мы боялись облажаться. Это была первая работа, я и моя подруга, продюсер, можно сказать, соавтор Кристина [Рейльян — прим. ред.] — мы все не были уверены, что нам вообще стоит заниматься этой профессией. Можно было бы раздуть всё это до полного метра, но мне и так все говорят, что, сделай бы я фильм покороче, было бы намного круче [картина Александра длится около получаса — прим. ред.]. Это вечная ошибка дебютантов — мы все почему-то норовим снять фильм длиннее, чем он должен быть. Ну и вообще, это же студенческий фильм, с ним я защищался на Высших курсах режиссёров и сценаристов. Лучше снимать короткий метр всю жизнь, и я надеюсь, у меня найдется время между съемками двух полнометражных проектов, которыми я сейчас занимаюсь. Нужно обязательно учиться рассказывать историю в малой форме крутым киноязыком. Короткометражки — это абсолютная свобода: не нужно волноваться за прокат, за то, какая аудитория у тебя будет, можно бесконечно смешивать жанры, экспериментировать.


Что было самым трудным при создании фильма?

Алла Вартанян: Я занималась этим фильмом почти год — хотя, казалось бы, всего две минуты, что там делать. Это было связано с тем, что я выбрала музыкальный жанр — я долго время не могла понять, отталкиваться ли от картинки и монтажа или вначале придумать звуковую дорожку. Музыка и визуальный ряд в фильме абсолютно равнозначны, и было непонятно, с какого конца заходить, потому что это круг. Мультипликация была выполнена на кальке, по совсем старой классической технике. Изначально Михаил Алдашин [бывший худрук «Союзмульфильма» — прим. ред.] был за то, чтобы сделать всё проще, в компьютерной перекладке, но мне не нравится такой способ изображения. Я люблю рисованную анимацию, мне казалось, что персонажи должны быть живыми, кривыми именно под рукой, работать на планшете у меня пока получается хуже, чем на бумаге. Я рисовала на кальке, потому что мне хотелось использовать для обводки гелевую ручку, потом всё сканировала, заливала цветом в Photoshop.

Ким Белов: Самым трудным оказалось осознание того факта, что режиссёр в течение съёмочного дня должен каждую минуту находиться в концентрации, даже в обеденный перерыв невозможно выключиться из рабочего процесса, потому что ты должен держать под контролем всё происходящее. И вот этот энергетический аспект работы со стороны не всегда заметен и понятен.

Александр Домогаров-младший: Самым трудным было дать старт: мы запустили фильм за полтора года до этого, у нас была другая актриса, я всё снял и смонтировал, мне тогда это не понравилось... И потребовалось полтора года, чтобы понять, что нужно это сделать. Жалко силы, деньги, людей, которые помогали, себя, в конце концов. Если бы я не сделал это, так, наверное, и не стал бы кинематографистом, сидел бы без работы.


Был ли какой-то нерушимый принцип, которого вы придерживались во время производства?

Алла Вартанян: Сделать хорошее кино.

Ким Белов: Хороший сценарий и хорошая команда — вот единственный принцип, который работает, когда ты снимаешь кино.

Александр Домогаров-младший: «Люби свою команду» — самый главный принцип. Нужно, чтобы на площадке каждый чувствовал себя важным винтиком, чтобы каждому было интересно.


Получилось ли у вас выразить всё, что вы хотели?

Алла Вартанян: Если брать глобально, что я хочу дать миру анимации — конечно, нет. Но конкретно для этого фильма я сделала всё возможное, чтобы сделать его лучше.

Ким Белов: На мой взгляд, удалось сделать и выразить всё, что я хотел и как я этого хотел. Абсолютно счастлив и доволен тем, что получилось.

Александр Домогаров-младший: Ввиду неопытности мы сняли немного больше материала, чем требовалось. Сценарий изначально был в два раза больше, и в первой версии содержались сцены, которые, наверное, ответили бы на критику в сторону текста. Когда ты сам монтируешь фильм, жалко вырезать много, ты необъективен, ты пытаешься любыми способами впихнуть всё по максимуму, потому что тебе это дорого. Но мы сделали всё, что хотели.