Юлиан Радльмайер: Призрак коммунизма сбежал из музея

На прошлых выходных в Москве свою новую картину представил Юлиан Радльмайер — молодой немецкий режиссер, известный по таким фильмам, как «Призрак бродит по Европе» и «Зимняя сказка пролетариата». Все эти ленты можно было посмотреть на большом экране в рамках ретроспективы режиссера, а «виновник торжества», последняя на данный момент работа Юлиана «Самокритика буржуазного пса», все еще идет в прокате.

С каждой картиной режиссера бюджет увеличивается, а эксперименты отходят на второй план, но о коммерции речь не идет: за свой последний фильм (к слову, успешно прокатившийся по фестивалям) Юлиан получил всего три тысячи евро. Абсурдный юмор, самобытность и любовь к длинным и сложным названиям, метко отражающим содержание, выделяют картины Радльмайера из тонны условно «странного» фестивального кино. Так что самое время познакомиться с ним поближе.

Чем вдохновляется Юлиан Радльмайер? Кажется очевидным влияние специфического юмора Аки Каурисмяки, статичных планов Роя Андерссона и общей сказочности происходящего Алекса ван Вармердама, но Юлиан отвергает эти догадки: Андерссона он никогда не смотрел, а Каурисмяки его не впечатлил. Вдохновение молодой режиссер находит в немом кино, абсурдных комедиях братьев Маркс и раннем творчестве Дэвида Гриффита.

Важные составляющие фильмов Юлиана Радльмайера:

Работа, на которой не работают

Герои Радльмайера в постоянном поиске работы, но, словами Моррисси: I was looking for a job and then I found a job and heaven knows, I'm miserable now, им не особо хочется что-то делать. Размышлять о вечном и давать волю своей фантазии им нравится гораздо больше, чем трудиться, и это тот самый случай, когда лень персонажей оказывает важное влияние на развитие повествования.


Коммунизм и Поздний пролетариат

Сквозной темой через все картины идет коммунизм — он предстает здесь и идеей, и образом. Святой Франциск по Радльмайеру — коммунист, ведь он отдавал одежду и делился со всеми едой, а яблочная плантация представляется, как маленький колхоз (всё это есть в его новой картине). До занятия режиссурой Юлиан переводил трактаты французского философа Жака Рансьера, поэтому ему близко высказывание последнего о коммунизме без коммунистов. Однако в своих работах он любит перевернуть эту идею с ног на голову.


Искусство

Во всех трех фильмах Юлиана важная роль отведена искусству. В первой картине — конструктивизму, во второй — современному искусству, а в третьей есть отсылки к итальянскому движению Arte Povera. Классике тоже находится место: в одной из картин двух героев, работавших смотрителями в музее увольняют, потому что в их смену пропал огнетушитель и Дюрер. Юлиан сам работал смотрителем, а в школе кино его безумно увлек курс истории искусства. Однако в кинематографе свою тягу к высокому он объясняет лишь тем, что в музеях можно долго смотреть на приходящих туда красивых девушек.



Облака

Облака в фильмах Радльмайера становятся отличным началом истории. При взгляде на них каждый видит какие-то образы, начинает думать и рассуждать. Только у Юлиана облака являются не просто явлениями природы: иногда они могут даже заплыть в дом и надрать кому-нибудь задницу.


Россия и Грузия

Режиссер часто в своих работах снимает грузинских друзей из киношколы. В первом же фильме Радльмайер заставил немецких зрителей читать субтитры со стихотворениями Маяковского, которые могли звучать только на русском языке и никак иначе. Для второй картины ему пришлось искать Москву в Берлине, что получилось очень забавно, потому что найденная им вскопанная улица будто сошла с программы реновации. В третьем фильме имеются русскоговорящие персонажи, читающие Анну Каренину перед сном.


О чем фильмы Юлиана Радльмайера:

Призрак бродит по Европе / Ein Gespenst geht um in Europa

Комедия о краже Черного квадрата из музея начинается появлением на экране Владимира Маяковского, который без устали декламирует свои бессмертные строки. Поэт застрял в супрематистском чистилище, из которого ему позволено выходить лишь раз в десять лет. В этом фильме актерский метод бульварного театра 20-х годов накладывается на нарочито бессмысленные диалоги а-ля сцена вечеринки в «Безумном Пьеро» Жана-Люка Годара и дает поистине причудливый результат.


Зимняя сказка пролетариата / Ein proletarisches Wintermärchen

Трое сотрудников клининговой компании приглашены в старинный особняк, чтобы подготовить всё к открытию выставки современного искусства. У парадной лестницы появляется блуждающая черная дыра, а герои обсуждают буржуазию за картами и бутылкой промышленной жидкости, напоминающей растворитель.


Самокритика буржуазного пса / Selbstkritik eines bürgerlichen Hundes

Собрались как-то раз на строительстве Вавилонской башни (яблочной плантации в сезон сбора урожая) немцы, русские, американка, Святой Франциск в красных конверсах и решили построить коммунизм. Так можно было бы начать анекдот, но именно вокруг этой утопичной модели режиссер выстраивает свой удивительный мир. Радльмайер подчеркивает, что самые глупые в фильме те, кто говорят правду, что в какой-то степени символично. Про себя любимого он тоже не забыл и сделал главного героя злой пародией на самого себя — стеснительного недоромантика, нытика и бездельника на пособии, пытающегося выбить грант на сценарий.


Дарья Житкова